+7 495 120-13-73 | 8 800 500-97-74

(для регионов бесплатно)

Содержание

Составляющие энергобезопасности. В поисках энергии. Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики

Составляющие энергобезопасности

Традиционное определение энергетической безопасности довольно простое: доступность энергоносителей в достаточных объемах по приемлемым ценам. Однако у энергетической безопасности есть несколько ключевых составляющих. Во-первых, это физическая безопасность – защищенность активов, инфраструктуры, цепочек поставок и торговых путей, а также обеспечение быстрой замены и переключения в случае необходимости. Во-вторых, это доступ к энергоресурсам. Под ним понимается возможность разрабатывать и приобретать энергоресурсы – физически, на договорной основе и коммерчески. В-третьих, это система, которая складывается из национальной политики государств и деятельности международных институтов, призванных обеспечивать скоординированные ответные меры в случае нарушения поставок и чрезвычайных ситуаций, а также поддерживать стабильность потока поставок. И, наконец, четвертая и принципиально важная составляющая, наиболее долгосрочная по своей природе – это инвестиции. Энергетическая безопасность требует такого политического и делового климата, который стимулирует инвестиции и развитие, чтобы гарантировать доступность поставок и необходимой инфраструктуры в будущем.

Страны-импортеры подходят к вопросу энергетической безопасности с точки зрения безопасности поставок. Страны-экспортеры рассматривают его с противоположной стороны. Они говорят о «безопасности спроса» на свой нефтяной и газовый экспорт, от которого зависит их экономический рост, значительная доля государственных доходов и, как следствие, социальная стабильность. Они хотят быть уверенными в спросе и ценах на свою продукцию, чтобы планировать бюджеты и будущие инвестиции.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Энергобезопасность как всеобщее благо — Россия в глобальной политике

Вопросы энергетической безопасности доминируют сегодня в
глобальной повестке дня. Но может ли энергетическая безопасность,
как таковая, быть законной целью? И не обстоит ли дело так, будто
она гарантируется сама собой в условиях действенной рыночной
экономики? Если последнее справедливо, то никакой специальной
политики, направленной на обеспечение энергобезопасности, вообще не
требуется. Достаточно просто отрегулировать рыночные механизмы, а
все остальное наладится автоматически.

Но если рынок сам по себе не способен обеспечить желаемый

результат, то выработку правильной стратегии следует признать более
чем актуальной задачей.

ЦЕЛЬ ИЛИ СЛЕДСТВИЕ?

Согласно общепринятому определению, энергетическая безопасность
подразумевает такие условия, при которых потребитель имеет надежный
доступ к необходимой ему энергии, а поставщик – к ее потребителям.
То есть речь идет не только о бесперебойных потоках, но и о
стабильных и разумных ценах.

Стабильность энергопотока на постоянной основе. Это особенно
важно в том случае, когда передача энергии осуществляется
посредством трубопроводов, газопроводов или высоковольтных линий
электропередач. Некоторые разновидности энергии, такие, например,
как электричество, нельзя накапливать количественно. Постоянное
электроснабжение не менее существенно, чем глобальная стабильность

поставок: даже кратковременное аварийное отключение способно
причинить серьезный ущерб потребителям.

Поскольку разные источники энергии не могут быстро замещать друг
друга, качество тоже играет важную роль. Под качеством в данном
случае подразумевается характер сырья, из которого извлекается
энергия. Само существование разных сортов нефти-сырца либо
присутствие в природном газе и угле различных примесей (например,
серы) должно учитываться при получении энергии из данных носителей.
Вот почему стабильное качество также является существенным
фактором.

Ценовая нестабильность, то есть ситуация, при которой разброс
цен достигает больших значений, сулит немалый урон как
потребителям, так и поставщикам. Ведь серьезные и непредсказуемые
колебания цен мешают и тем и другим оценить, куда направить

инвестиции. Некоторые источники энергии, считавшиеся слишком
дорогостоящими, могут в одночасье стать рентабельными, а затем в
течение одного дня снова утратить ценовую привлекательность.
Поскольку развитие новых источников требует времени и денежных
вложений, предсказуемость является ключевым фактором. Однако
ценовые колебания делают ее малореальной, а иногда и невозможной. В
результате инвестиционный процесс подчиняется краткосрочным
решениям и становится абсолютно неэффективным.

Торговля, основанная на нерыночных ценах, по-прежнему составляет
важную часть торговли энергоносителями и должна оставаться таковой,
ибо подчас оказывается более действенной. Правда, основное
направление экономической теории отдает предпочтение всеобъемлющей
системе эффективных рынков, на которых текущие цены ненамного

расходятся с долгосрочными средними значениями. Однако в
действительности цены на рынках реального товара подвержены сильным
колебаниям.

Частично это связано с невозможностью создать всеобъемлющую
систему рынков, сколь либерализованной ни была бы экономика. Но
даже если предположить, что в некоем иллюзорном мире удастся
создать полноценную систему рынков и исключить все нерыночные
операции, то даже и тогда текущие цены не удастся приблизить к
долгосрочным средним показателям.

Это обусловлено прежде всего невозможностью правильно оценить
все энергоресурсы, которые будут доступны в перспективе. Как
подчеркивал еще в 1920 году [австрийский философ, социолог и
экономист] Отто Нейрат, ни один рынок не сможет спрогнозировать
долгосрочные цены в отсутствие точного знания о будущих

событиях.

Нам неизвестен и объем неразведанных запасов. То, что у нас
считается знанием, на самом деле лишь «мнения» о неких технических
данных. Споры вокруг этих «мнений» сами по себе полезны, так как
позволяют добиваться определенного прогресса, но препятствуют
появлению единого подхода. По поводу запасов энергоносителей
обязательно появляются и «преобладающая» точка зрения, и суждение
«меньшинства». Потом биржевые маклеры, склонные прислушиваться к
мнению «большинства» с целью минимизировать расхождение во
взглядах, могут резко изменить свои представления под влиянием
какого-то неожиданного события. Таким образом, хотя плюрализм во
мнениях хорош для демократии и общественно-научного прогресса, он
плох для рыночного сближения ожиданий и цен.

Если стабильные цены – неотъемлемая часть энергетической
безопасности, то их необходимо добиваться нерыночными средствами.
Но возможно ли, чтобы поставщики и потребители достигли согласия по
долгосрочным договорным ценам? Ведь потребители, согласно
общепринятым представлениям, всегда будут добиваться снижения цен,
а поставщики – их повышения. Не чревата ли подобная ситуация
нескончаемыми спорами в том случае, если не будет найден
«объективный» критерий?

В действительности же существует некий широкий критерий, который
может быть получен путем сопоставления долгосрочных тенденций в
области потребления и добычи. Прогноз цен на следующее десятилетие
варьируется в широком диапазоне (обычно соотношение между «лучшим»

и «худшим» сценариями составляет, как минимум, 2:1). Такой прогноз
совершенно бесполезен для участников рынков реального товара и так
называемых «действующих рынков», но он очерчивает общие тенденции.
Так, сегодня можно достаточно точно предсказать, что цены будут
расти.

Единство представлений об общей динамике можно использовать для
выработки долгосрочной промышленной политики, направленной на
улучшение эффективности энергопотребления и стимулирование
возобновляемых источников энергии.

Страны – поставщики энергоресурсов будут понимать, что если они
решат добиваться более высоких средневзвешенных цен на один
источник энергии, то тем самым стимулируют усилия потребителей по
развитию других источников. А это в среднесрочной перспективе
способно пошатнуть позиции поставщиков на энергетическом рынке.
Кроме того, очевидно, что взлеты и падения рыночных цен могут

нанести серьезный ущерб экономике и налоговой системе в
странах-поставщиках. Нестабильность цен осложняет для компаний
вложение средств в геологоразведку.

Внедрить договорные цены сложно, однако теоретически возможно.
Договорные цены могли бы предусматривать особые условия для
слаборазвитых стран, которые зачастую настолько бедны, что их
граждане не могут позволить себе покупку электроэнергии или
углеводородного топлива. В этом случае они полагаются на такие
«традиционные» энергоносители, как древесина (что уже привело к
обезлесению на Гаити, в Индонезии, в некоторых областях Индии), и
злоупотребляют ими, ставя под сомнение процесс возобновления
источников энергии.

Итак, во-первых, энергетическая безопасность не

может быть спонтанным результатом рыночного саморегулирования даже
в случае высокой степени либерализации. Следовательно,
энергетическая безопасность – это законная цель, которая должна
достигаться с помощью надлежащей политики и мероприятий. Рынки
могут вносить свой вклад в достижение энергобезопасности, но только
в контексте других инструментов, включая регулирование и нерыночные
механизмы, такие, как двусторонние и многосторонние соглашения,
промышленная политика и регулируемые цены.

Во-вторых, во многих отношениях энергетическая
безопасность – это общая цель потребителя и поставщика, хотя обе
стороны могут иметь разные интересы. Если глобальную безопасность
рассматривать в предложенном нами глобальном измерении, а не только
как «безопасность поставок», то ее можно квалифицировать как

всеобщее благо.

ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Торговля энергоносителями юридически регулируется сегодня
международными соглашениями. Некоторые из них являются частью общих
правил, касающихся договорной и экономической деятельности, и
вносят свой вклад в энергобезопасность.

Другие соглашения, как двусторонние, так и многосторонние,
специально разрабатывались для повышения энергетической
безопасности. Ряд региональных соглашений также включают пункты,
посвященные энергетике. Ссылки на «энергетические» положения
Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA)
содержатся в двусторонних договорах, даже если одна из сторон не
является членом NAFTA. Еще один вид соглашений связан с идеей

отделения производственной деятельности от транспортной и
распределительной (так называемое разделение, «развязывание» цен),
нацеленной на открытие и либерализацию энергетического рынка.

Большинство соглашений в области энергетики, или по крайней
мере, некоторые их части подпадают под категорию «обычного»
гражданского и экономического права. Это происходит потому, что
участники таких соглашений имеют статус «частных лиц» или сторон,
даже если являются госпредприятиями либо компаниями с
государственным участием. В важных и стратегических сделках нельзя
избежать вовлеченности правительства. Споры подлежат урегулированию
в арбитражных судах, как национальных, так и международных.

Распространению на энергетический сектор «общих» соглашений
способствовали Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ) и
Всемирная торговая организация (ВТО). Однако со временем стало
очевидно, что энергетика — это гораздо более сложная область и
обычных торговых документов для ее регулирования недостаточно.

Первый важный специальный документ, связанный с энергетической
безопасностью, был разработан странами-производителями, которые
попытались закрепить национальный суверенитет над природными
ресурсами, чтобы не допустить безраздельного господства крупных
западных компаний. В начале 1960-х ООН официально признала
государственный суверенитет и суверенные права на
энергоресурсы.

В соответствии с принятой тогда резолюцией суверенные права на
энергоресурсы гарантировались лишь в том случае, если они будут
реализовываться в строгом соответствии с нормами международного
права. Нельзя подрывать законы договаривающихся стран, регулирующие
систему собственности на ресурсы, либо ограничивать доступ к ним, а
также разведку и добычу полезных ископаемых на коммерческой основе.
Выдача разрешений, лицензий и концессий не должна носить
дискриминационный характер, и ей надлежит осуществляться на основе
официальных критериев.

Можно сказать, что в какой-то степени эта резолюция ООН учла
вопросы энергетической безопасности, однако ее явные реверансы в
сторону стран-потребителей не могли устроить всех акторов.
Следствием сложившейся ситуации стало создание Организации стран –
экспортеров нефти (ОПЕК), попытавшейся вернуть
странам-производителям контроль над энергоресурсами. В 1968 году
она приняла важный документ – Декларацию о нефтяной политике
стран-участниц Организации, которая могла бы считаться началом
глобального подхода к энергетической безопасности. ОПЕК суждено
было стать главным фактором ценообразования, но она была неспособна
разработать сбалансированный подход к энергетической
безопасности.

Другим значительным событием стало создание странами – членами
Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)
Международного энергетического агентства (МЭА) в 1974-м. Вскоре
страны–участницы МЭА приняли Международную энергетическую программу
(МЭП) по выходу из кризисов. Эта программа справедливо считается
первым договором в области международного права, посвященным именно
энергетической безопасности. Вскоре после этого МЭП попыталась
сократить зависимость стран – членов ОЭСР от нефти и стимулировать
использование угля. Тогда же Великобритания резко снизила арендную
плату за право разработки угольных месторождений, и это стало
важным шагом на пути к превращению угля в альтернативное топливо. В
этом смысле МЭП перевела международное соглашение в плоскость
внутригосударственного регулирования.

После распада Советского Союза число двусторонних инвестиционных
договоров резко возросло, поскольку западные страны наладили связи
с постсоветскими государствами. В свою очередь Европейский союз
ухватился за возможность начать многосторонние переговоры с целью
упразднения сотен подобных двусторонних соглашений.

Плодом этих усилий стала ни к чему не обязывающая Европейская
энергетическая хартия (декабрь 1991 г.). Она стала отправной точкой
дальнейших переговоров, которые привели к принятию в декабре 1994
года Договора к Энергетической хартии (ДЭХ), обязательного для всех
подписавших его сторон. Документ был ратифицирован, как минимум, 30
государствами, включая большинство бывших советских республик,
европейских стран, Японию, Австралию и Монголию. Россия и
Белоруссия не ратифицировали ДЭХ из-за несущественных
формальностей, но публично заявили о намерении придерживаться духа
и буквы этого документа до его ратифицикации национальными
парламентами.

ДЭХ знаменовал собой конец эры «общих» соглашений и переход к
специальным соглашениям в области торговли энергоресурсами. Главный
акцент в договоре был сделан на транспортировке энергоносителей и
на защите потребителя и поставщика от посягательств третьей страны.
Однако ДЭХ пока далек от достижения поставленной перед ним цели,
его юридические возможности в деле укрепления энергетической
безопасности крайне ограниченны. И все же договор может быть
полезен благодаря предусмотренным в нем арбитражным механизмам.

Юридический подход способен создать некие общие рамки, которые
сами по себе заслуживают одобрения. Но хотя четко и ясно определены
такие права, как суверенное право стран-производителей
контролировать свои энергоресурсы или их транзит, а также право на
транспортировку энергоносителей, наличие множества юридических
документов создает серьезный риск институциональной путаницы.

В действительности некоторые права, оговоренные в действующих
соглашениях, можно назвать противоречивыми. Так называемые «общие»
торговые соглашения иногда вступают в противоречие с юридическими
аспектами собственно энергетической безопасности. Отчасти это
связано с классической коллизией между «общими» принципами и
контекстом либо специфической деятельностью в энергетическом
секторе. Но дело прежде всего в том, что большинство «общих»
торговых соглашений регулируют рыночные отношения, а конкуренция и
рынок, как уже было продемонстрировано, не могут решить проблему
энергетической безопасности.

Данное противоречие нельзя разрешить, не определив, какие
принципы должны доминировать в политике энергетической
безопасности, однако это уже политическая, а не юридическая
проблема. Юридические договоры могут служить инструментом
проведения определенной политики в сфере энергетической
безопасности, но они не определяют цели и область действия этой
политики. Только решение данной проблемы устранит риск юридической
неразберихи, способной тяжело ударить по сердцу энергетической
безопасности – стабильности энергопотоков и цен. Чисто юридический
подход к обеспечению энергетической безопасности обречен на
провал.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Другой важный аспект энергетической безопасности – технический:
ведь стабильность энергопотока бесспорно связана с внешней
инфраструктурой. Технические вопросы не могут быть решены, исходя
из предположения, будто верные технологические решения можно
выработать автоматически в ответ на возникающие проблемы. Следует
помнить, что глобальная стабильность любой сетевой системы
равнозначна стабильности ее наиболее уязвимых звеньев.
Соответственно требуются конкретные действия ответственных
учреждений и организаций.

Наиболее очевидными краткосрочными проблемами в сфере
энергетической безопасности являются устойчивость систем
транспортировки, а также безопасность добывающей и транспортной
инфраструктур. Устойчивость в данном случае подразумевает, что есть
экономические и институциональные условия, позволяющие содержать
эти системы в исправности и успешно их эксплуатировать. Чтобы
поддерживать транспортные системы в надлежащем состоянии, требуются
немалые средства. Необходим также регулярный контроль за их
технической и экологической безопасностью. Это предполагает надзор
со стороны как государства, так и независимых агентств, а также
постоянное совершенствование существующих положений и процедур.

Из этого вытекает, что при разработке необходимых положений и
процедур следует обеспечить высокий уровень международного
сотрудничества. Нет смысла стремиться к совершенству процедур в
какой-то одной области, если другая часть системы эксплуатируется
небрежно. Такого рода сотрудничество обычно подразумевает единое
руководство. Размывание ответственности посредством умножения
инстанций и уровней принятия решений – прямой путь к краху. Хотя
этот принцип хорошо известен профессиональным управляющим,
собственники не всегда позволяют внедрять его беспрепятственно.

Права собственников могут и должны регулироваться
государственными и международной правовыми системами, которые в
этом случае действуют как своего рода коллективное право
собственности «высшего порядка». И все же сочетание
рассредоточенного частного права собственности с централизованным
государственным регулированием может породить запутанную и крайне
спорную ситуацию. (Недаром Верховный суд США еще в 1923 году
постановил, что речные дамбы должны управляться специальным
федеральным агентством). Наиболее очевидной и, наверно, самой
спорной мерой является необходимость ограничения прав частных
собственников. Подобное ограничение могло бы осуществляться в виде
четкого и повсеместного государственного регулирования (как на
национальном, так и на международном уровне) либо путем создания
соответствующих органов государственной власти при поддержке
независимых инспектирующих организаций.

Главная долгосрочная техническая проблема – это способность
поставщика создавать излишки энергии. Большинство стран-поставщиков
имеют незначительное по численности население и по этой причине
потребляют немного энергии. Однако в таких
государствах-производителях, как Алжир, Индонезия и Россия,
неизбежно возникает неявный конфликт между внутренним потреблением
и экспортом энергии. Данная проблема усугубляется низкой
эффективностью энергопотребления, характерной для всех трех
государств. Игнорирование негативных факторов чревато превращением
каждого из этой троицы в нестабильного, а значит, и ненадежного
производителя энергии.

Огромное значение имеет долгосрочная устойчивость
производственной деятельности государств-производителей в сфере
энергетики. Такая устойчивость может оказаться под вопросом из-за
необходимости вести разведку и добычу энергоресурсов во все более
труднодоступной местности, что предполагает использование
недоступных на сегодняшний день технологий, нанесение ущерба
окружающей среде и трудности с транспортировкой.

Очевидно, что подобного рода препятствия невозможно преодолеть в
одиночку и без доступа к самым передовым из имеющихся технологий.
Поэтому необходимо избежать введения эмбарго на поставку новейших
технологий, а для этого требуются гарантии международных
организаций. Ключевые технологии можно было бы определить как
«общее благо» для всего мира и разработать некие международные
нормы, уточняющие условия доступа к этим технологиям.

Следовательно, энергетическая безопасность зависит от
промышленной политики, которую проводят в странах, производящих и
поставляющих энергию. Им следует в должной степени согласовывать
свою промышленную политику, чтобы своевременно внедрять технические
изменения, необходимые для обеспечения энергетической
безопасности.

Все эти меры предполагают достаточно высокую степень
административного и политического взаимодействия как на
государственном, так и на международном уровне. Сама динамика
технического измерения энергетической безопасности вынуждает
сделать главный акцент на стратегическом международном
сотрудничестве, которое не в состоянии обеспечить международные
организации, занимающиеся исключительно вопросами международной
торговли.

ЭНЕРГОБЕЗОПАСНОСТЬ В XXI ВЕКЕ: УРОКИ ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ

В конце 1980-х и начале 1990-х годов на внутренних рынках
произошли большие изменения. Политика поощрения конкурентной борьбы
привела к значительному ускорению процесса либерализации и
демонополизации рынков. Законодательство Европейского союза о
торговле сделало обязательным «разделение» и открыло внутренние
энергетические рынки. ОЭСР призывает Россию проводить аналогичную
политику.

Однако различные энергетические кризисы, происходившие с
2000-го, испытывали сложившуюся систему на прочность. Так, крупные
аварии на электрических подстанциях и длительные отключения
электричества случались на северо-востоке США и в Италии в 2003
году. А самый известный – калифорнийский кризис – грянул в 2000-м,
спустя два года после завершения реформы в области энергетики.
Совсем недавно масштабный сбой произошел в европейской
энергосистеме.

В период с 1996 по 1998 год производство электроэнергии в США
было демонополизировано и децентрализовано. Появились рынки
«наличного товара». Транспортировку энергии к потребителям
осуществляла одна компания, поскольку расчленение единой сети
электроэнергии было бы неэффективно. Хотя эта компания была
приватизирована, она подвергалась такому же государственному
регулированию, как и частные компании-производители.

В 2000-м цена киловатт-часа возросла с 60 долларов,
прогнозировавшихся аналитиками до реформы, до 120 долларов в июне и
165 – в августе. Эти скачкиЂ цен явились в основном следствием
сознательной стратегии частных компаний, сокращавших производство
во время максимального потребления. Распределительная компания не
могла штрафовать их за эти действия и обанкротилась. Тогда местные
власти взяли на себя руководство процессом распределения. В 2003
году именно штат Калифорния не выдержал бремени бюджетных расходов.
Бюджетный кризис вызвал политический кризис.

Два урока этого кризиса особенно важны.

Во-первых, если бы цены не регулировались,
кризис мог бы быть еще более глубоким.

Во-вторых, чрезвычайно трудно, а быть может, и
вовсе невозможно заставить рынки работать в энергетическом секторе,
и особенно в области электроэнергии.

Конечно, можно разработать теоретические требования, выполнение
которых могло бы обеспечить эффективность энергетических рынков.
Однако соблюдение этих условий в реальности – мероприятие
чрезвычайно трудное и дорогостоящее. Вот почему можно утверждать,
что было бы проще и дешевле создать государственную монополию на
тех же условиях.

Реальный опыт не доказывает, что политика разделения и
прекращение регулирования способны поднять стабильность местной
энергосистемы. Цепочка серьезных аварий и отключений электричества
наглядно демонстрирует, что монополистическая система, наверно,
более эффективна в данной отрасли, чем демонополизированная. Кроме
того, не следует пренебрегать проблемой узкоспециальных знаний.
Поскольку данная деятельность подразумевает чрезвычайно специфичные
знания, приватизация посредством аукциона на приобретение лицензии
почти наверняка окажется неэффективной.

Другой аспект той же проблемы связан с тем, что финансовые рынки
неэффективны в сфере коммунальных услуг, так как не могут
обеспечить качественный надзор и управление. Это существенно
ослабляет доводы в пользу приватизации в данном секторе. Лауреат
Нобелевской премии Герберт Саймон утверждает, что в отсутствие
полной информации преимущество частной корпорации над
государственной вызывает большое сомнение. Проведенное в 2001-м
сравнение электроэнергетической системы Великобритании, в основном
частной, с преимущественно государственной системой Франции
показало, что последняя не только стабильнее работает, но и
предлагает потребителям более низкие цены.

Все это вызывает серьезную озабоченность тем влиянием, какое
доминирующая в наше время политика, стимулирующая прекращение
регулирования, демонополизацию и приватизацию в энергетическом
секторе, может оказывать на энергетическую безопасность. Если
определять ее как стабильность, то политика, проводимая сегодня
Вашингтоном, Евросоюзом или рекомендуемая ОЭСР другим странам,
может нанести серьезный ущерб безопасности.

Имеет место противоречие между торговыми стратегиями, такими,
как стимулирование свободной торговли, открытие и либерализация
энергетических рынков, и стратегией обеспечения энергетической
безопасности. Необходимо признать существование данного
противоречия, в противном случае политика, нацеленная на введение
режима энергетической безопасности, в конечном итоге потерпит крах
как на государственном, так и на международном уровне.

Последний саммит ЕС – Россия служит  хорошим примером того,
как можно важный вопрос (такой, как энергетическая безопасность)
превратить в политическую бессмыслицу.

Страны бывшего советского блока по-прежнему проявляют особенную
чувствительность к отношениям с Россией. Их можно понять. Чего же
понять нельзя, так это политических заявлений о том, что «Европа
выиграет, если обойдется без России», а «Европа нуждается в
энергетической НАТО».

Во-первых, нравится нам это или нет, но по
крайней мере в ближайшие 25 лет России предстоит играть центральную
роль на мировых энергетических рынках. Ведь это единственная
страна, которая способна осуществлять снабжение всеми видами
энергоресурсов – от нефти до ядерной энергии и от угля до
источников возобновляемой энергии (таких, как биотопливо).

Во-вторых, говорить об энергетической НАТО
можно будет лишь в том случае, если США станут ведущим поставщиком
энергоресурсов. В настоящее время, однако, Америка – импортер
энергии. Обеспечить энергетическую безопасность можно за счет
усиления взаимной зависимости, а Россия нуждается в опыте Запада,
чтобы повысить эффективность использования энергии.

Кроме того, так называемый энергетический диалог между Россией и
Европейским союзом демонстрирует, что последний находится чуть ли
не на грани распада, по крайней мере в своей нынешней форме. Теперь
уже очевидно, что налицо конфликт интересов между странами с
сильным энергетическим сектором (Германия, Франция, Италия и
Испания) и государствами со слабой энергетикой. Больше того, не
существует общего мнения о том, каким должен быть ЕС и до каких
пределов ему следует действовать как единому целому. Политический
паралич будет только усугубляться, и вопросам энергетической
безопасности суждено все в большей степени перемещаться в плоскость
двусторонних переговоров.

В таком процессе есть некоторая логика. Безопасность – это
прежде всего политическая проблема. Но чтобы сформировались общие
политические взгляды, требуются и общность политических культур, и
совпадение интересов. Этого можно было бы ожидать от прежнего,
«малого», Евросоюза, но уж точно не от ЕС-25. Энергетическая
безопасность способна стать одним из центральных вопросов, вокруг
которого произойдет раскол Европейского союза и возникнет новая
европейская конфигурация.

В основу Энергетической хартии были положены в основном крайние
либеральные принципы. Это не только отражало тогдашние
идеологические стандарты, но и подразумевало, что, когда не удастся
достичь политического консенсуса, решающее слово скажет «рынок». Но
то, что эта хартия, вероятнее всего, окажется неприемлема для
России, также поднимает важный вопрос в таких странах, как Франция
и Германия. Нынешняя Хартия, как и европейское регулирование в
энергетической области, мешает выработке эффективной промышленной
политики, касающейся энергетики. Эта ситуация абсурдна для стран,
имеющих мощную промышленность, но, конечно, в меньшей степени
задевает остальные государства.

По мере того как конфликт в ЕС усиливается, вполне возможно, что
Энергетическая хартия станет первым пострадавшим в ходе
строительства нового европейского архитектурного ансамбля.

УЦ «Энергобезопасность»- обучение по электробезопасности, обучение по охране труда, обучение по пожарной безопасности, обучение по промышленной безопасности

Учебный центр «ЭНЕРГОБЕЗОПАСНОСТЬ» является одним из ведущих образовательных учреждений по подготовке руководителей, специалистов и рабочих в области обеспечения промышленной, экологической, энергетической безопасности и охраны труда.

В активе организации многолетний опыт работы в области электроэнергетики и промышленной безопасности, высококвалифицированный персонал, современное технологическое оборудование, учебно-методическая база.

Подробнее…


К вопросу об оформлении результатов обучения по пожарной безопасности!

Наши клиенты, в последнее время часто задают вопросы: Как должны оформляться результаты обучения по пожарной безопасности, в связи с изменениями в законодательстве? Какие «корочки» (удостоверения) имеют юридическую силу а какие нет?

 

Наши специалисты подготовили обзор по всем возможным видам выдаваемых документов со ссылками на законодательные акты.

 


Обучение по отраслям

Новости

Последние новости учебного центра

Наши клиенты, в последнее время часто задают вопросы: Как должны оформляться результаты обучения по пожарной безопасности…

При организации отдыха (оздоровления) в летних загородных лагерях и иных оздоровительных учреждениях необходимо помнить о том, что все объекты должны соответствовать требованиям пожарной безопасности.

04.02.2021 опубликован Приказ Ростехнадзора от 04.09.2020 № 334, определяющий новый перечень областей аттестации по промышленной безопасности

Впереди Новый год и долгие зимние праздники, а это значит, что пришла пора подумать о подарках для себя и своих близких.

Требуется инженер по промышленной безопасности


Владимир Путин утвердил Доктрину энергобезопасности — Российская газета

«Энергетическая безопасность — состояние защищенности экономики и населения страны от угроз национальной безопасности в сфере энергетики», — говорится в доктрине. При этом должно обеспечиваться выполнение законодательных требований к топливо- и энергоснабжению потребителей, выполнение экспортных контрактов и международных обязательств.

Россия входит в число мировых лидеров по запасам углеводородного сырья, объемам производства и экспорта энергоресурсов, по развитию, использованию и экспорту технологий атомной энергетики. Российская энергетическая инфраструктура — одна из самых протяженных в мире.

Наша страна вносит большой вклад в обеспечение международной энергетической безопасности. Но полномасштабному участию в этом препятствуют меры ограничительного характера, введенные рядом иностранных государств, отмечается в документе. А также — противодействие проектам в сфере энергетики.

Названы внешнеэкономические вызовы энергобезопасности. Это перемещение центра мирового роста в Азиатско-Тихоокеанский регион; замедление роста мирового спроса на энергоресурсы и изменение его структуры; увеличение мировой ресурсной базы углеводородного сырья, усиление конкуренции экспортеров; изменение международного регулирования в сфере энергетики, усиление позиций потребителей; рост производства СПГ, формирование глобального рынка природного газа; увеличение доли возобновляемых источников энергии. А также внешнеполитический вызов — наращивание международных усилий по реализации климатической политики и ускоренному переходу к «зеленой экономике».

Россия поддерживает усилия по противодействию изменению климата, но считает недопустимым рассмотрение этих вопросов «с предвзятой точки зрения, ущемление интересов государств-производителей энергоресурсов и намеренное игнорирование таких аспектов устойчивого развития, как обеспечение всеобщего доступа к энергии и развитие чистых углеводородных энергетических технологий», говорится в доктрине.

Российская энергетическая инфраструктура — одна из самых протяженных в мире

Перечислены и внешние угрозы энергобезопасности, среди них — сокращение традиционных для России внешних энергетических рынков и трудности, связанные с выходом на новые рынки; использование иностранными государствами механизмов для нанесения ущерба экономике РФ; дискриминация российских организаций ТЭК на мировых рынках; незаконный отбор экспортируемых Россией энергоресурсов при их транспортировке по территориям иностранных государств.

Есть и внутренние вызовы энергетической безопасности — это переход к новой модели социально-экономического развития и демографическая ситуация. Внутренние угрозы — например, несоответствие возможностей ТЭК потребностям социально-экономического развития, снижение качества минерально-сырьевой базы, недостаточная обеспеченность кадрами, рост количества преступлений и правонарушений. Среди внутренних рисков — низкая эффективность мер по поддержанию финансовой устойчивости организаций ТЭК при неблагоприятных условиях, чрезмерная финансовая нагрузка на них в результате увеличения размеров налоговых и иных платежей, избыточность требований обеспечения экологической безопасности, необоснованная монополизация, высокий уровень износа, нерациональное потребление энергоресурсов.

Описаны также трансграничные вызовы, угрозы и риски.

Среди задач по совершенствованию госуправления в этой сфере — создание системы управления рисками, обеспечение стабильности налоговой политики, долгосрочное и сбалансированное регулирование цен (тарифов), развитие конкуренции на внутреннем рынке, профилактика и пресечение преступных действий, внедрение новой модели госрегулирования в области промышленной безопасности, стимулирование энергосбережения.

Эксперты обсудят энергопереход и энергобезопасность с участием всех желающих

Вебинар в рамках проекта NNF.Digital поделен на два тематических блока: «Энергопереход и трансформация бизнес-моделей: новый взгляд и фактор COVID-2020» и «Энергобезопасность России и новая модель развития мировой экономики: вызовы, риски и угрозы».

Мероприятие пройдет в партнерстве с выставкой «НЕФТЕГАЗ», международной выставкой «RENWEX», Комитетом РСПП по энергетической политике и энергоэффективности и Petroleum Advisory Forum. Генеральный информационный партнер — общественно-деловой научный журнал Минэнерго России «Энергетическая политика».

В дискуссии о перспективах мировой энергетики ключевой темой является постепенный переход от ископаемых видов топлива. Актуализация экологической повестки, внедрение зеленых технологий способствуют росту значимости вопросов сбережения энергии, децентрализация энергосистем, распределение генерации, цифровая инновационная трансформация. В ТЭК России актуальны также изменения в обеспечении энергетической безопасности. Текущие события меняют условия для создания резервных запасов энергоресурсов, обеспечения стабильного функционирования систем энергоснабжения и требуют выработки новых решений в сфере энергобезопасности.

В ходе веб-конференции будут затронуты следующие темы:

  • Глобальная декарбонизация, климатическая повестка и новые вызовы для России;
  • Развитие ВИЭ: главные низкоуглеродные тренды и спрос на традиционные энергоресурсы;
  • Энергопереход и трансформация бизнес-моделей «сырьевых» корпораций;
  • Конкуренция, рынки сбыта и ценообразование;
  • Инновационное развитие и технологический суверенитет;
  • Ресурсная база и развитие инфраструктуры.

Трансляция вебинара будет осуществляться из EVENT-студии, организованной совместно с АО «Экспоцентр» в одном из корпусов комплекса.

Среди приглашенных спикеров и участников дискуссии мероприятия: Минэнерго России, Центр энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО, АРВЭ, BP, Total, DNV GL, РСПП, Фонд национальной энергетической безопасности, Газпром нефть, Vygon Consulting, IHS Markit, НИУ ВШЭ, EastWest Institute (Brussels), Bain, BCG.

Для регистрации необходимо отправить заявку по адресу электронной почты [email protected] с указанием ФИО, должности, e-mail и контактного телефона.

Программа по энергобезопасности

  • Андреев Василий Сергеевич

    начальник Островного РЭС филиала ПАО « Россети Ленэнерго» «Кабельная сеть»

  • Билега Марина Николаевна

    электромонтер по испытаниям и измерениям 4 разряда мастерских службы измерений и испытаний оперативно-технологического управления филиала ПАО « Россети Ленэнерго» «Кабельная сеть»

  • Вавилов Юрий Васильевич

    тракторист 6 разряда службы механизации и транспорта филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Санкт-Петербургские высоковольтные электрические сети»

  • Гончаров Сергей Валерьевич

    заместитель главного инженера Южного высоковольтного района филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Санкт-Петербургские высоковольтные электрические сети»

  • Григорьев Валерий Анатольевич

    электромонтер оперативно-выездной бригады 5 разряда ГПС Луга-1 службы эксплуатации ПС 35-110 кВ управления технического обслуживания и ремонтов филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Кингисеппские электрические сети»

  • Куевда Игорь Евгеньевич

    электромонтер оперативно-выездной бригады 5 разряда оперативно-выездной бригады Пушкинского района электрических сетей филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Южные электрические»

  • Кулев Алексей Васильевич

    заместитель начальника диспетчерской службы центра управления сетями департамента оперативно-технологического и ситуационного управления ПАО «Россети Ленэнерго»

  • Лебедев Алексей Иванович

    электромонтер оперативно-выездной бригады 5 разряда оперативно-выездной бригады Винницкая Лодейнопольского РЭС филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Новоладожские электрические сети»

  • Марченко Евгений Иванович

    начальник отдела зданий и сооружений департамента высоковольтных сетей ПАО «Россети Ленэнерго»

  • Тампио Вадим Валентинович

    электромонтер по эксплуатации распределительных сетей 4 разряда мастерского участка по эксплуатации «Пригородный» Тихвинского РЭС филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Тихвинские электрические сети»

  • Тарасюк Михаил Васильевич

    электромонтер по ремонту воздушных линий электропередачи 6 разряда Центрального линейного участка службы эксплуатации ЛЭП 35-110кВ управления технического обслуживания и ремонтов филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Гатчинские электрические сети»

  • Шелковникова Светлана Васильевна

    ведущий инженер отдела производственной безопасности и производственного контроля филиала ПАО «Россети Ленэнерго» «Выборгские электрические сети»

  • Энергетическая безопасность | Электротест 24


    Электро тест 24 — Энергобезопасность — подготовка и аттестация руководителей и специалистов, осуществляющих эксплуатация тепловых энергоустановок и тепловых сетей. Тест по тепловым энергоустановкам Ростехнадзора онлайн.

    Тестирование и экзамен по энергетической безопасности 2021 год. Подготовка и аттестация руководителей и специалистов организаций, осуществляющих эксплуатацию электроустановок. Подготовка и аттестация по энергетической безопасности ответственных за электрохозяйство организаций-владельцев электроустановок и их заместителей.

    Аттестация руководителей и специалистов организаций на Едином портале тестирования (ЕПТ), эксплуатирующих тепловые электрические станции. Аттестация руководителей и специалистов организаций, эксплуатирующих электрические сети. Аттестация руководителей и специалистов организаций, эксплуатирующих гидроэлектростанции.

    Аттестация по энергетической безопасности

    Г.1. Требования к порядку работы в электроустановках потребителей

    Г 1.1 Эксплуатация электроустановок 2021 год

    Г.1.1 Эксплуатация электроустановок 2019 год


    Г.2. Требования к порядку работы на тепловых энергоустановках и тепловых сетях

    Г.2.1 Эксплуатация тепловых энергоустановок и тепловых сетей


    Г.3. Требования к эксплуатации электрических станций и сетей

    Г.3.1 Эксплуатация тепловых электрических станций

    Г.3.2 Эксплуатация электрических сетей

    Г.3.3 Эксплуатация гидроэлектростанций


    Правила технической эксплуатации тепловых энергоустановок

    ЭБ 1283.4. Подготовка и проверка знаний работников теплоснабжающих и теплосетевых организаций


    Сайт Электротест 24 — бесплатное тестирования онлайн по энергетической безопасности, приглашает пройти бесплатные тесты по блоку — «Г. Энергетическая безопасность» для специалистов имеющих соответствующую профессиональную подготовку, теоретические знания и практический опыт, необходимые для качественного методического обеспечения и проведения подготовки.

    На сайте Электротест 24, представлены все разделы курса «Г. Энергетическая безопасность» 2021 года для самоподготовки руководителей и специалистов. Тесты по тепловым энергоустановкам разработаны по типовым вопросам, перечисленные в тестах Ростехнадзора, по аналогии с Единым порталом тестирования или с обучающе-контролирующей системой Олимпокс.

    Настоящие тесты предназначена для предаттестационной подготовки руководителей и специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору по курсу «Энергетическая безопасность» (требования энергетической безопасности к порядку работы на тепловых энергоустановках и тепловых сетях).

    Энергобезопасность на предприятии

    Энергетическая безопасность — это взаимная ответственность потребителя и поставщика   энергетических   ресурсов. Энергетическая безопасность — это обеспечение бесперебойного доступа к энергетическим ресурсам по приемлемой цене.

    Энергетическая безопасность (или энергобезопасность) – комплексное явление, но в первую очередь – это взаимовыгодное сотрудничество и обоюдная ответственность поставщиков и потребителей энергии. Основная цель энергобезопасности – бесперебойная и безопасная поставка энергоресурсов по приемлемой цене с соблюдением интересов и прав обеих сторон. Достижение безопасности в энергетической сфере возможно только с использованием всех регулировочных механизмов и имеет несколько аспектов:

    Техногенный. Энергобезопасность напрямую зависит от соблюдения требований, выработанных мировым сообществом, к эксплуатации энергоустановок любого типа и включает в себя все имеющиеся виды безопасности: пожарную, экологическую, радиационную, промышленную, электрическую, механическую, химическую, ядерную и взрывобезопасность. Понятно, что только постоянно реализовываемая совокупность защитных мер всех участников мировой энергосистемы может предотвратить техногенные катастрофы. Решающими факторами техногенной энергобезопасности стала профессиональная компетентность и использование энергетического оборудования, оснащённого надёжными системами контроля и защиты.

    Экономический. Он подразумевает глобальный контроль за добычей и поставкой энергоресурсов, ценообразованием и разумным потреблением. Для обеспечения всех потребителей нужно вести учёт имеющихся запасов энергии, планировать производство и потребление, а также устанавливать рациональные (устраивающие как поставщиков, так и потребителей) тарифы.

    Политический. Огромное значение имеет энергетическая независимость государства или региона. В политическом плане энергобезопасность – это отсутствие давления со стороны основных экспортёров энергии.

    Основными принципами энергобезопасности стали:

    1. Глобальность.
    2. Взаимоответсвенность.
    3. Честная конкуренция.
    4. Диверсификация источников и поставок энергоресурсов.
    5. Деполитизация.

    Энергобезопасность производства

    Применительно к отдельным предприятиям, энергобезопасность характеризуется бесперебойной поставкой энергии, её разумной ценой, возможностью корректировки тарифов на договорной основе и экономичным потреблением. Для её обеспечения в полном объёме необходимо страхование рисков, связанных с энергопоставками и государственный мониторинг.

    Энергетическая безопасность — Направления работы

    Нарушения в энергетических системах могут вызвать серьезные последствия, ограничивая тем самым экономическое и социальное развитие. Таким образом, современные энергетические системы должны быть в состоянии противостоять потрясениям из широкого спектра источников, включая стихийные бедствия, геополитические конфликты, а также новые и возникающие угрозы, связанные с продолжающейся цифровизацией энергетических систем.

    Повышение устойчивости посредством партнерских проверок

    МЭА регулярно проводит партнерские проверки своих стран-членов.Устойчивость энергетических сетей является ключевым направлением этих обзоров, поскольку они помогают гарантировать, что участники могут реагировать и адаптироваться к меняющимся условиям. Это делается путем оценки их способности выявлять существующие или возникающие риски и предложения политических рекомендаций, где это необходимо.

    Погода и устойчивость к изменению климата

    Энергетический сектор сталкивается с многочисленными угрозами, связанными с изменением климата, в частности, с экстремальными погодными явлениями и возрастающей нагрузкой на водные ресурсы.Повышение устойчивости к воздействиям изменения климата будет иметь важное значение для технической жизнеспособности энергетического сектора и его способности экономически эффективно удовлетворять растущие потребности в энергии, обусловленные ростом мировой экономики и населения.

    Взаимозависимость между энергией и водой в ближайшие годы усилится. Вода необходима на всех этапах производства энергии, от производства ископаемого топлива и биотоплива до работы электростанции. Управление водно-энергетическими связями было и будет иметь решающее значение для перспектив успешной реализации ряда целей в области развития и климата.

    Цифровая устойчивость

    В 2017 году МЭА сосредоточило свое внимание на влиянии цифровизации на энергетический сектор. Энергетические системы во всем мире становятся более взаимосвязанными и интеллектуальными. Это расширение открывает множество возможностей, но также создает новые проблемы, поскольку поставщики и правительства стремятся обеспечить безопасность этих систем. На сегодняшний день нарушения в энергетическом секторе, связанные с киберпространством, относительно незначительны; однако кибератаки становятся все более распространенным явлением, и проблема станет только более важной по мере того, как большие объемы данных будут обмениваться или храниться на серверах, а также со все более быстрым развитием подключенных устройств.

    Энергетическая безопасность — Всемирная ядерная ассоциация

    (обновлено в апреле 2014 г.)

    • После «нефтяных потрясений» начала 1970-х годов энергетическая безопасность стала одним из приоритетов энергетической политики многих стран.
    • В условиях неопределенности цен на топливо это также является фактором для коммунальных предприятий при принятии инвестиционных решений.

    Когда в 1973 году цена на нефть на мировых рынках резко выросла, несколько стран, которые были основными импортерами энергии, пересмотрели свою энергетическую политику и предприняли шаги по снижению своей уязвимости перед политической и экономической неопределенностью.Франция приступила к реализации крупной программы строительства ядерной энергетики, чтобы заменить большую часть импорта ископаемого топлива, используемого для производства электроэнергии, а Япония приступила к диверсификации производства электроэнергии, включая значительную долю ядерной энергии, наряду с углем и газом.

    Следующий график по первичной энергии иллюстрирует зависимость некоторых стран от чистого импорта первичной энергии и поднимает в них вопрос об уязвимости предложения и цен. Он также показывает значение чистого экспорта для четырех стран с серьезными экономическими последствиями и, в одном случае, с политическим влиянием.Но дело в импортной стороне:

    Франция импортирует половину своей чистой первичной энергии, и это серьезное оправдание ее сильной зависимости от ядерной энергии для выработки электроэнергии, поскольку уран составляет небольшую часть стоимости электроэнергии. Политика получения трех четвертей электроэнергии за счет ядерной энергетики была принята в 1973 году — см. Рис. 2. Франция является мировым лидером в области ядерного топливного цикла и строительства реакторов, а уран легко складывается.

    Германия импортирует более половины своей чистой первичной энергии, и в прошлом она решала эту уязвимость с помощью одной трети электроэнергии от ядерной энергетики, а также основных стимулов для возобновляемых источников энергии.

    Япония импортирует почти 85% своей первичной энергии и разработала энергетическую политику с учетом этой уязвимости. Его политика с 1970-х годов заключалась в обеспечении баланса между углем, газом и ядерной энергией, а с 2000 года это изменилось, чтобы увеличить долю ядерной энергии. Однако после аварии на Фукусиме этот вопрос пересматривается.

    UK импортирует менее 20% чистой первичной энергии, но этот показатель будет увеличиваться по мере истощения запасов газа в Северном море. Сохранение высокой зависимости от газа сделает его уязвимым для перебоев в поставках из Сибири и Ближнего Востока.

    США сегодня импортирует почти 20% чистой первичной энергии (меньше, чем на диаграмме 2007 года), в основном в виде нефти и газа, и это считается имеющим большое влияние на ее оборонный бюджет. Появление дешевого сланцевого газа помогает в краткосрочной перспективе.

    Не показаны на рисунке ниже, но также важны:

    Италия , который является крупнейшим в мире нетто-импортером электроэнергии — 44 ТВт-ч нетто в 2010 году, что составляет около 15% ее потребления, что является типичным показателем в течение десятилетия.Большая часть импортируемой электроэнергии поступает с французских атомных станций.

    Южная Корея импортирует почти всю свою энергию, и в период с 1980 по 2009 год спрос на электроэнергию увеличился в 12 раз. Сейчас она получает 35% электроэнергии от ядерной энергетики, при этом планируется увеличить этот показатель до 43% в 2020 году и 59%. к 2030 г.

    Последствия импорта энергии

    Есть геополитические, экономические последствия и последствия доступности для страны, которая полагается на импорт энергии.«Нефтяные потрясения» начала 1970-х показали, что поставки топлива из международных источников нельзя воспринимать как должное. Реакция Франции на это для производства электроэнергии видна на следующем графике.

    Развитие французской электроэнергетической системы

    Сегодня большая часть международной торговли нефтью и газом поступает из относительно небольшого числа источников, и политическая нестабильность там или в странах, через которые проходят трубопроводы, представляет собой постоянный риск для поставок и, следовательно, серьезную экономическую уязвимость.

    Поставки угля более разнообразны географически и менее неопределенны. Уран поступает из еще более широкого круга стран географически и политически, что дает ему очень высокий рейтинг с точки зрения энергетической безопасности. Он также составляет очень небольшую часть стоимости производства электроэнергии, поэтому является более доступным топливом для хранения, чем ископаемое топливо.

    В апреле 2014 года, после аннексии Крыма Россией, премьер-министр Польши призвал к созданию общеевропейского энергетического союза, включающего единый орган, отвечающий за закупку газа, как средство противостояния «монополистической позиции России перед единым европейским органом, отвечающим за закупку газа. его газ «.Зависимость, по крайней мере, десяти из 28 членов ЕС от контролируемого государством российского экспортера газа «Газпром» более чем на половину их потребления подчеркивает необходимость в большей инфраструктуре ЕС, в частности, в соединении и хранении газа. По его словам, страны-члены должны более тесно сотрудничать в области энергетической инфраструктуры, чтобы гарантировать безопасность поставок и более эффективно использовать ресурсы ископаемого топлива в восточных странах ЕС, особенно уголь и сланцевый газ. Следует использовать импорт СПГ из США и Австралии.Евратом ЕС способствует совместным закупкам урана для ядерной энергетики, показывая, что может случиться с газом. Двусторонние энергетические контракты должны быть прозрачными и должны быть введены образцы контрактов, а также роль Европейской комиссии. За последние семь лет Польша инвестировала более 2 миллиардов евро в хранилище газа и другую инфраструктуру, чтобы уменьшить зависимость от России. * Она также планирует построить две большие атомные электростанции общей мощностью 6 ГВт.

    * Financial Times 21 апреля 2014 г.

    Низкая стоимость урана на единицу удерживаемой энергии и его широкая географическая и политическая доступность не снимают всех опасений относительно энергетической безопасности. Некоторые страны видят перспективу торговых ограничений или перебоев в транспортировке, влияющих на надежность их поставок, поэтому стремятся максимально использовать не только местные источники урана (и других видов топлива), но и превращение урана в реакторное топливо, особенно обогащение. Но поскольку для производства большого количества электроэнергии требуется так мало урана, а запасы за несколько лет легко накапливаются, его иногда считают местным источником энергии.

    Запасы топлива для производства электроэнергии

    Любая страна или электроэнергетическая компания могут столкнуться с необходимостью создать запасы топлива, достаточные для того, чтобы выдержать серьезные политические потрясения в стране-источнике. Если это большой резервный запас, существуют очевидные ограничения как для его оплаты, так и для безопасного хранения.

    Можно хранить большинство видов угля, но поскольку для электростанции мощностью 1000 МВт в год требуется более 3 миллионов тонн угля, это хранение имеет место, пыль и визуальные последствия.Природный газ можно хранить под землей, но его мощности в большинстве стран невелики — в лучшем случае на несколько месяцев. Уран очень легко хранить в течение длительного времени, и при наличии только около 200 тонн природного урана или менее 30 тонн фабричного топлива, необходимого в год для электростанции мощностью 1000 МВт (эл.), Преимущество очевидно.

    что такое энергетическая безопасность и как она изменилась?

    Идея энергетической безопасности в последнее время была в центре многих политических дебатов. Федеральное правительство определяет энергетическую безопасность как адекватное энергоснабжение секторов электроэнергии, газа и жидкого топлива.

    Но это понятие устарело после волны отключений электричества, произошедших в последние несколько лет. Концепция энергетической безопасности в настоящее время все чаще становится синонимом устойчивости: быстрое реагирование на проблемы и предотвращение перебоев в подаче электроэнергии.


    Читать далее: Поверьте, я эксперт: почему февраль — месяц реальной опасности для отключения электроэнергии


    Для обеспечения безопасности национальный энергетический рынок должен обеспечивать достаточное количество электроэнергии по доступной цене. и должны быть в состоянии реагировать на серьезные сбои.Быть «энергетической безопасностью» в этом контексте теперь означает иметь запасной план. К сожалению, в Австралии этого не происходит.

    Все о масле

    Исторически энергетическая безопасность сводилась исключительно к поставкам нефти. Он развился как политический ответ на арабское нефтяное эмбарго 1973 года. В то время целью было координировать действия промышленно развитых стран в случае перебоев в поставках, чтобы избежать проблем с поставками в будущем и удержать экспортеров от использования ресурсов в качестве стратегического оружия. В результате эмбарго произошло четыре ключевых события:

    • Международное энергетическое агентство (МЭА), членами которого являются промышленно развитые страны;

    • стратегических запасов нефти, включая Стратегический нефтяной резерв США;

    • продолжение мониторинга и анализа энергетических рынков и политики; и

    • энергосбережение и скоординированное распределение поставок в чрезвычайных ситуациях в случае сбоя.

    Австралия небезопасна

    Когда Австралия присоединилась к МЭА в 1979 году, она была нетто-экспортером нефти и поэтому была освобождена от требования о хранении жидкого топлива. Однако с этого времени добыча нефти в Австралии достигла пика и сейчас сокращается.

    Причины этого разнообразны, но включают сокращение мощностей по переработке нефти и значительное увеличение зависимости от импортных нефтепродуктов.

    В 2012 году Австралия перестала жаловаться на требование МЭА о том, что все члены должны поддерживать запасы нефти, эквивалентные по крайней мере 90 дням дневного чистого импорта нефти в предыдущем году.

    В отличие от многих других членов МЭА, Австралия не имеет государственных (или государственных) запасов нефти и вместо этого полагается на коммерческие запасы. В настоящее время в Австралии совокупный запас топлива составляет примерно 48 дней, включая запасы сырой нефти на 22 дня, СНГ на 59 дней, бензина на 20 дней, авиационного топлива на 19 дней и дизельного топлива на 21 день.


    Читать далее: Запасы топлива в Австралии опасно малы, и может быть слишком поздно для заправки


    Этот недостаток делает Австралию очень уязвимой в условиях кризиса — 98% наших перевозок зависит от жидкого топлива, как и все наши основные оборонные платформы.Продолжительный сбой означает, что наша экономика, политические силы и армия могут перестать функционировать.

    В то время как федеральное правительство намеревается вернуться к соблюдению требований к 2026 году, наша постоянная неспособность понять и отреагировать на меняющуюся среду привела к тому, что мы стали, по крайней мере в контексте жидкого топлива, энергетически «небезопасными».

    Готовы ли мы к новому подходу?

    Современный энергетический ландшафт сложен, а энергетическая безопасность — гораздо более широкая и динамичная концепция, чем это было тридцать лет назад.Общественные ожидания также изменились. Австралия должна решить множество новых проблем, в том числе: изменение климата, интеграцию возобновляемых источников энергии, рост пикового спроса, рост внутренних цен на газ и множество новых геополитических соперничеств.

    Во многих частях мира механические и аналоговые системы, традиционно работающие на нефтепродуктах, были заменены автоматизированными и объединенными в сеть системами, работающими на электроэнергии. В результате количество устройств с цифровым подключением выросло с 400 миллионов в 2001 году до более 25 миллиардов в 2018 году.

    Эти изменения делают электричество и природный газ, помимо нефти, ключевыми элементами поддержки многих сфер жизни общества. Они гарантируют, что современный мир полностью зависит от производства энергии. В этом контексте жизнестойкость является критически важным требованием.

    Таким образом, будущие энергетические системы, отвечающие этой расширенной концепции энергетической безопасности, будут выглядеть совсем иначе. На смену крупным ископаемым видам топлива и синхронным генераторам придет система экологически чистого электричества, состоящая из небольших чистых асинхронных генераторов.Он будет сочетать крупные проекты в области возобновляемых источников энергии (что будет означать расширение физической сети передачи) с распределенным генерированием энергии (например, с помощью солнечной энергии на крышах), а для сети потребуются новые системы для обеспечения координации и стабильности.

    Возобновляемые источники энергии — важный компонент энергетической безопасности, но они работают иначе, чем ископаемые виды топлива. Например, инерция действует иначе. Инерция — это способность энергосистемы реагировать на неожиданные удары, а также ее способность реагировать и стабилизировать баланс системы.

    Инерция снижает скорость изменения частоты после сбоя в сети, такого как отказ электростанции или линии передачи. Инерцию традиционно обеспечивали генераторы ископаемого топлива. Однако в рамках смешанной энергетики возобновляемые источники энергии будут обеспечивать синтетическую инерцию. Например, современные ветряные турбины могут использовать кинетическую энергию, запасенную в генераторе, и лопасти, чтобы реагировать на напряжение сети. Это может обеспечить эффективную подачу электроэнергии в сеть там, где она требуется, и подачу электроэнергии можно гибко контролировать в соответствии с региональными условиями сети.Однако новые технологии хранения необходимо будет внедрять в сети на раннем этапе, чтобы можно было понять их практическое применение.

    Это все ответы на новое понимание энергетической безопасности. Сегодня для определения энергетической безопасности важно не просто адекватных поставок энергии по соответствующей цене , но и адекватных поставок устойчивой, устойчивой энергии по соответствующей цене, которая отвечает требованиям декарбонизирующей экономики. .


    Читать далее: При нынешних темпах Австралия выйдет на 50% возобновляемой электроэнергии в 2025 году.


    В свете этого, энергетическая безопасность, возможно, даже более важна в нашем современном мире, чем это было в 1973 году. Понимание меняющегося значения энергетической безопасности означает, что мы лучше подготовлены к пониманию различных способов, которыми наша глобальная взаимосвязь может заставить нас уязвимый.

    Нам необходимо минимизировать риски и снизить риски.Нам необходимо представить себе, как выглядит надежная энергетическая структура будущего. Нам нужна энергетическая политика, которая в большей степени отвечала бы социальным, экономическим и экологическим требованиям современной Австралии.

    Значение энергетической безопасности зависит от того, кто вы

    Несмотря на то, что существует обширная литература и много дискуссий о том, что представляет собой «энергетическая безопасность», единого мнения по определению нет. Проблема в том, что концепция энергетической безопасности зависит от того, в каком обществе находится человек.На самом базовом уровне энергетическая безопасность означает доступ к необходимым объемам энергии по доступным ценам. Существует также неявное предположение, что доступ к необходимой энергии должен быть невосприимчивым к сбоям — что альтернативные источники энергии должны быть легко доступны по доступным ценам и достаточны как в отношении имеющегося объема, так и времени, необходимого для распределения.

    С точки зрения правительства, озабоченного своей макроэкономикой и управлением своими стратегическими интересами, энергетическая безопасность подразумевает энергетическую политику и резервные меры, которые могут быть реализованы в случае перебоев в поставках — и по цене, которую его граждане считают разумной. .К таким мерам относятся диверсификация энергоснабжения и определенный объем запасов энергии. Правительства также должны быть в состоянии управлять макроэкономическими последствиями серьезных перебоев в поставках, включая ценовые шоки, инфляцию и потерю рабочих мест в энергоемких отраслях.

    С точки зрения частного гражданина определение энергетической безопасности является более тонким, но все же зависит от доступа к легкодоступным ресурсам в достаточном объеме по доступным ценам. Однако вместо того, чтобы применяться к макроэкономике, энергетическая безопасность теперь применяется к отдельным лицам и малым предприятиям, таким как фермеры, предприятия и местная промышленность.

    Энергетическая безопасность в городских районах имеет еще одно значение. Быстрая урбанизация и рост доходов среднего класса во всем мире привели к взрывному росту спроса на электроэнергию. Таким образом, для растущих городских сообществ энергетическая безопасность означает просто держать свет включенным. Для многих развивающихся стран отключения электроэнергии и отключения электроэнергии стали обычным явлением, иногда провоцируя политические, а иногда и насильственные демонстрации.

    Наконец, для беднейших слоев населения энергетическая безопасность имеет серьезные последствия для повседневной жизни.В частности, базовые поставки коммерческих источников энергии и электроэнергии могут расширить возможности женщин и девочек, обеспечить лучшее образование для детей и улучшить здоровье и медицинские услуги. В этом смысле энергетическая безопасность — это гарантия доступа.

    Энергетическая безопасность — Американский проект безопасности Проект американской безопасности

    Для Соединенных Штатов использование энергии является проблемой безопасности.

    ASP определяет энергетическую безопасность как способность страны действовать в своей внешней политике независимо от того, как она использует энергию внутри страны.«Энергетическая безопасность» — это не «энергетическая независимость» в том смысле, что вся энергия, используемая в Соединенных Штатах, поступает из их границ без международной торговли. Это недопустимо и нежелательно в глобализированном мире. Энергетическая безопасность не зависит от доли импорта. В мире товаров, торгуемых на мировом рынке, более невозможно быть по-настоящему энергетически независимым: даже отечественные источники энергии подвержены колебаниям на мировых товарных рынках.

    После кризиса цен на нефть 1970-х годов риск абсолютной нехватки предложения значительно снизился. Создание Международного энергетического агентства (МЭА) и его требование о том, чтобы все страны-члены держали запасы нефти, способные заменить 90-дневный импорт, действует как буфер против перебоев в поставках нефти. Стратегический нефтяной резерв США может заменить импорт нефти в среднем на 75 дней по состоянию на июнь 2011 года, а частные резервы учитывают дополнительные дни импорта.

    Обеспечение энергетической безопасности на самом деле достигается не только за счет увеличения внутреннего производства: оно достигается за счет гибкости, конкуренции и избыточности. Если источник энергоснабжения легко заменить на другой вид топлива или другой источник, то страна будет изолирована от потрясений, связанных с поставками. Внешняя политика США должна определяться их интересами, а не тем, как они генерируют энергию.

    Energy имеет два аспекта безопасности. Во-первых, зависимость от добычи и транспортировки ископаемого топлива создает национальные уязвимости и, таким образом, представляет собой прямую угрозу безопасности.Во-вторых, сжигание ископаемого топлива способствует изменению климата, которое имеет свои собственные последствия для безопасности.

    Энергия, изменение климата и безопасность, как следствие, создают мощную взаимосвязь, которую необходимо решать и решать вместе.

    Геополитика энергетической безопасности в Европе — Новые взгляды на общую безопасность: следующие 70 лет НАТО — Carnegie Europe

    Содержание

    Введение

    С тех пор, как Россия перекрыла поток газа через Украину в 2006 и 2009 годах, государства-члены НАТО уделяли большое внимание вопросам энергетической безопасности.Эти кризисы ненадолго остановили крупное промышленное производство в пострадавших штатах и ​​нанесли ощутимый экономический ущерб. Они также подчеркнули явную уязвимость стран НАТО, которая может быть использована в будущих кризисах на восточном фланге. Вот почему, хотя основные решения относительно структуры энергопотребления и инвестиций в инфраструктуру отдельных стран должны принимать эти государства и Европейский союз (ЕС), НАТО также имеет особый интерес и свою роль.

    Альянс определил три основных приоритета в отношении энергетической безопасности.Первый — повысить стратегическую осведомленность союзников о последствиях развития энергетики для безопасности. Союзники создали секцию энергетической безопасности в Отделе новых вызовов безопасности в штаб-квартире НАТО в Брюсселе в 2010 году и центр передового опыта в Литве в 2012 году, чтобы помочь государствам-членам поддерживать полное понимание того, как взаимодействуют энергетика и безопасность. С этой целью союзники консультируются друг с другом и государствами-партнерами, обмениваются разведданными и советуются с соответствующими международными организациями на местах.

    Вторая цель — поддержка защиты критически важной энергетической инфраструктуры, включая танкеры и морские энергетические установки. Такая инфраструктура чрезвычайно уязвима для атак со стороны враждебных государств. Хотя это, возможно, является национальной обязанностью, НАТО стремилась повысить свой потенциал по защите критически важной энергетической инфраструктуры посредством обучения и учений.

    Вацлав Бартушка

    Вацлав Бартушка — посол Чешской Республики по особым поручениям по вопросам энергетической безопасности.

    В-третьих, НАТО уделяет приоритетное внимание повышению энергоэффективности в вооруженных силах. Снижая потребление энергии военными автомобилями и лагерями и сводя к минимуму воздействие своей деятельности на окружающую среду, союзники надеются сделать энергетический сектор не только устойчивым, но и устойчивым. Для достижения этих целей НАТО должна выполнить обещание, данное на саммите в сентябре 2014 года в Уэльсе, установить общие военные стандарты в отношении энергоэффективных технологий. Альянс также должен разработать концепцию зеленой защиты, введенную в том же году. 1

    Проблемы на кону

    Два сценария могут побудить альянс усилить ситуационную осведомленность. Во-первых, Россия укрепляет свои позиции в качестве крупного поставщика энергоресурсов, что может поставить под угрозу сплоченность союзников и энергетическую безопасность государств-членов. Во-вторых, ЕС трансформируется в низкоуглеродную экономику, что может оказать дестабилизирующее воздействие на государства, экономики и общества Ближнего Востока и Северной Африки (MENA).

    Энергетическая зависимость Европы от России

    Россия продолжает оставаться основным поставщиком газа в Европу, даже если в 2018 году она потеряла право считаться крупнейшим производителем газа и нефти в мире. 2 Россия является основным поставщиком газа для ряда европейских стран-членов НАТО. Болгария, Чешская Республика, Эстония, Венгрия, Латвия, Польша, Румыния и Словакия получают от 75 до 100 процентов импорта природного газа из России. Шесть из этих стран также получают более 50 процентов импорта нефти из России. 3

    Более того, значение России как стратегического поставщика для Германии возрастает в результате решения правительства Германии в 2011 году исключить атомную энергию из своего энергобаланса.Ожидается, что базовая электрическая мощность, ранее вырабатываемая атомными электростанциями, а в настоящее время обеспечиваемая электростанциями, работающими на буром угле, будет заменена природным газом, импортируемым из России по трубопроводу Nord Stream в обход восточных союзников по НАТО. В целом, доминирующее положение России является серьезным ограничением для альянса в периоды конфронтации и создает риск для союзнической сплоченности.

    Петр Ланг

    Петр Ланг — программный директор Пражского института исследований безопасности.

    Текущие экономические санкции могут успешно сдержать авантюризм России на Балтике. Но эти меры обладают сомнительной способностью предотвратить дальнейшее расширение добычи Россией, в том числе нетрадиционной нефти и газа. В 2018 году экспорт российской нефти вырос на 2 процента и составил 13 процентов от общемирового объема, в то время как экспорт газа вырос на 5,4 процента, что составляет 26 процентов от общемирового объема. 4

    В идеале Россия должна действовать как стандартный игрок на ликвидном и конкурентном энергетическом рынке.Однако это может оказаться недостижимой целью. На долю России приходится 40,6% импорта природного газа в ЕС, и она является самым дешевым поставщиком, поэтому у покупателей мало стимулов для замены его другим источником. 5 Члены НАТО с большой покупательной способностью, такие как Германия, Италия или Франция, могут использовать свою рыночную власть и напрямую получать скидки и гарантии от России. Следовательно, у них есть структурные стимулы, отличные от тех членов НАТО с меньшей покупательной способностью, которые могут предпочесть структуру внутреннего рынка ЕС.Это ярко проявляется в разделении взглядов на трубопровод «Северный поток-2», который строится из России в Германию, но против него выступают Соединенные Штаты и ряд союзников из стран Балтии и Центральной Европы.

    Будучи столь доминирующей, у России мало структурных причин для чего-либо, кроме как использовать эту силу для дальнейшего расширения своих позиций. Это особенно верно с учетом внутреннего давления в России с целью максимизации продаж энергоресурсов за границу и использования этих доходов для субсидирования внутреннего потребления.Поэтому для НАТО нереально ожидать, что она сможет изменить подход России. Фактически, цели альянса должны состоять, во-первых, в том, чтобы иметь доступ к недорогим источникам энергии, не будучи сильно зависимым от России, и, во-вторых, иметь запасной вариант.

    Самыми мощными инструментами союзников для противодействия монополистическому злоупотреблению властью со стороны поставщика являются прозрачность в торговле энергоносителями и рыночные правила ЕС. В частности, более мелкие европейские союзники могут использовать эти рыночные правила, чтобы компенсировать относительную нехватку покупательной способности по сравнению с Германией или Италией.В прошлом российские поставщики использовали эту асимметрию, чтобы предложить Германии лучшие условия, чем Чехия или Болгария. 6

    Европейская комиссия, исполнительный орган ЕС, обязана расследовать такие дела, штрафовать лиц, злоупотребляющих рыночной властью, и искать средства правовой защиты. Эта независимая регулирующая функция комиссии обеспечивает защиту от разрушительного воздействия российской политики «разделяй и властвуй». Однако ЕС не всегда применяет свои рыночные правила единообразно. 7 В 2018 году комиссия приняла обязательные обязательства Газпрома, а не наложила штраф на российского энергетического гиганта за поведение, которое явно дискриминировало Центральную Европу в пользу Германии. 8

    Растущее расхождение интересов в отношении России между Германией и США, а иногда и внутри этих стран, может оказать негативное влияние на сплоченность НАТО. Если альянс не будет говорить единым голосом, Россия может успешно вести переговоры с отдельными союзниками по отдельности и предлагать им различные сделки, чтобы вознаградить или наказать их позиции. Россия, которая также использует коррупцию и финансирование экстремистских политических партий в качестве наступательных инструментов для подрыва единства Запада и распространения своей альтернативной модели управления, значительно ослабит безопасность в Европе.

    Будущее ископаемого топлива

    В 2007 году ЕС вступил на амбициозный путь преобразования энергетики. 9 Профсоюз хочет резко сократить выбросы CO2, в первую очередь за счет замены ископаемого топлива чистой энергией. Не следует недооценивать давление на экономику экспортеров нефти и газа. Для НАТО стремление к более чистой энергии несет в себе не только много очевидных преимуществ, но и несколько плохо изученных рисков.

    Помимо изменения климата, главной причиной стремления Европы к новым источникам энергии является простой экономический аргумент: ЕС ежегодно тратит около 445 миллиардов долларов на импорт энергии. 10 Замена нефти и газа солнечными, ветряными или некоторыми новыми, еще не полностью протестированными возобновляемыми источниками энергии имеет экономический и социальный смысл. Таким образом, тенденция к диверсификации от ископаемого топлива вряд ли изменится. Вместо того, чтобы посылать 445 миллиардов долларов в год в Эр-Рияд и Москву, страны НАТО могли бы потратить эту сумму на отечественных производителей и занятость у себя дома. 11

    Андрей Носко

    Андрей Носко — приглашенный доцент факультета политических наук и международных отношений Университета Матея Бела в Банска-Бистрица, Словакия.

    Это окажет прямое воздействие на экономику и политику стран, которые сильно зависят от экспорта нефти и газа. К ним относятся Алжир, который получает 98 процентов своих доходов от энергии, Россию (75 процентов), а также Саудовскую Аравию и другие страны Персидского залива (более 80 процентов). 12 Первая реакция многих практикующих — игнорировать проблему в целом. Один из распространенных аргументов заключается в том, что даже если Европа откажется от нефти и газа, другие страны по-прежнему будут нуждаться в этих ресурсах.Но если ЕС найдет экономически и экологически жизнеспособный способ заменить ископаемое топливо, Китай, Индия и другие крупные импортеры нефти и газа последуют его примеру. Некоторый спрос на нефть и газ для химической, нефтехимической и фармацевтической промышленности по-прежнему будет существовать, но он будет намного ниже нынешнего уровня, и, следовательно, цены упадут.

    Последствия для производителей ископаемого топлива будут разными в разных странах. Некоторые увидят социальные волнения, политические кризисы или даже крах государства.Последнее может привести к волнам миграции в Европу или США. Несостоявшиеся государства, особенно если они станут убежищем для террористов, могут вовлечь союзников в военную интервенцию.

    Поскольку не все страны-производители будут затронуты одинаково, НАТО потребуются детализированные, специфичные для страны стратегии и анализы для каждого государства, чтобы опережать возможные риски. Тем не менее, можно с уверенностью предположить, что ни один экспортер не будет счастлив потерять доход. В 2018 году Саудовская Аравия, Россия, Ирак, Объединенные Арабские Эмираты, Иран и Кувейт получили выручку от экспорта нефти более чем по 50 миллиардов долларов. 13

    Россия стоит особняком с точки зрения рисков. Как ядерная держава, это страна, возможного экономического краха которой должны опасаться все союзники. Два десятилетия назад опасения по поводу того, что внутренняя нестабильность в России приведет к попаданию ядерного оружия, материалов и ноу-хау в чужие руки, побудили Соединенные Штаты оказать финансовую поддержку непрерывной работе ядерных лабораторий и ученых в стране. Трудно представить, чтобы Россия когда-либо согласилась на подобную договоренность сейчас или в будущем.

    Рекомендации

    Союзники, особенно более мелкие, должны избегать неправильного представления о том, что они могут получить особые выгоды, имея дело с Россией на двусторонней основе. Это ошибочный взгляд, делающий государства уязвимыми. Рыночный подход и прозрачность ЕС служат надежной линией защиты, особенно для небольших и более уязвимых государств-членов. Если следовать рыночным правилам и ограничить исключительность Германии и Франции, элиты более мелких европейских союзников будут более устойчивы к соблазну коррупции.

    Внутри страны союзники должны воздерживаться от использования агрессивных экономических мер, таких как карательные тарифы, друг против друга, потому что это подрывает политическую сплоченность. Такие меры подавляют экономический рост, ослабляют взаимное доверие к альянсу и уменьшают желание союзников покупать сжиженный природный газ в США, что приведет к диверсификации их источников и укреплению их энергетической безопасности.

    Торговля энергоресурсами должна стать возможностью укрепить доверие в странах-соседях НАТО, преодолеть разногласия и укрепить взаимозависимость.Союзники должны избегать подрыва безопасности своих соседей, поддерживая трубопроводы в обход Украины или Белоруссии и, следовательно, делая их более уязвимыми для энергетического шантажа. НАТО должна использовать рынок торговли энергоносителями как шанс стабилизировать страны-транзитеры энергоносителей и заключить с ними соглашения о сотрудничестве. Потенциальными рисками можно управлять за счет совместного надзора или за счет того, что европейские страны берут на себя ответственность за поставки энергии на российско-украинскую границу и поддерживают Украину в решении ее проблем внутреннего управления.

    Понимание экономики и политических систем экспортеров нефти и газа очень важно, потому что это может помочь избежать стратегических сюрпризов в будущем. Например, союзники недооценили важность подачек бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи для населения в сохранении единства страны. Распад государства, аналогичный тому, что наблюдался в Ливии, может произойти в других нефтегазодобывающих странах Северной Африки и Ближнего Востока, если доходы от экспорта энергоносителей существенно уменьшатся.

    Наконец, НАТО (и ЕС) должны поддержать передачу новых энергетических технологий странам-импортерам нефти. Зависимость от импорта нефти особенно высока в Африке, где лишь несколько стран, таких как Алжир, Ангола, Ливия и Нигерия, являются экспортерами. Большинство из них выиграют, если будет найдена отечественная замена нефти и их ресурсы будут потрачены на улучшение благосостояния местного населения.

    Банкноты

    1 Кристиан Кнус Ларсен, «Развертывание зеленой обороны: увязка зеленых технологий и стратегий с текущими вызовами безопасности в НАТО и государствах-членах НАТО», Центр военных исследований, Университет Копенгагена, декабрь 2015 г., https: // cms.polsci.ku.dk/publikationer/unfolding-green-defense/Undfolding_Green_Defense_CMS-rapport.pdf.

    2 «Статистический обзор BP — 2019: российский энергетический рынок в 2018 году», BP, по состоянию на 9 сентября 2019 г., https://www.bp.com/content/dam/bp/business-sites/en/global/ корпоративный / pdfs / energy-economy / statistics-review / bp-stats-review-2019-russia-insights.pdf.

    3 «Импорт энергопродуктов в ЕС — последние изменения», Евростат, октябрь 2018 г., по состоянию на 30 мая 2019 г., https: // ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/EU_imports_of_energy_products_-_recent_developments.

    4 «Статистический обзор BP — 2019», BP.

    5 «Импорт энергоносителей в ЕС», Евростат; и «Обзор оптовых цен на газ, издание 2018 г .: Глобальный обзор механизмов ценообразования с 2005 по 2017 гг.», издание Всемирной газовой конференции 2018 г., июнь 2018 г., по состоянию на 30 мая 2019 г., https://www.igu.org/sites/default/ files / node-document-field_file / IGU_Wholesale% 20Gas% 20Price% 20Survey% 202018% 20Final.pdf.

    6 «Дело AT.39816 — Поставки газа для разведки и добычи в Центральной и Восточной Европе», Европейская комиссия, 24 мая 2018 г., https://ec.europa.eu/competition/antitrust/cases/dec_docs/39816/39816_10148_3. pdf.

    7 Густав Грессель, «Негативная энергия: Трамповский поворот Берлина на Северный поток 2», Европейский совет по международным отношениям, 27 февраля 2019 г., https://www.ecfr.eu/article/commentary_negative_energy_berlins_trumpian_turn_on_nord_stream_2.

    8 Рошель Топленски, «Российский Газпром уклоняется от штрафа в рамках антимонопольного урегулирования в ЕС», Financial Times , 24 мая 2018 г., https: // www.ft.com/content/02a15d08-5f3f-11e8-9334-2218e7146b04.

    9 «2020 Climate & Energy Package», Европейская комиссия, по состоянию на 30 мая 2019 г., https://ec.europa.eu/clima/policies/strategies/2020_en.

    10 «ЕС должен работать над тем, чтобы стать единым покупателем газа — Шефкович», Рейтер, 17 ноября 2014 г., https://af.reuters.com/article/commoditiesNews/idAFL6N0T71YO20141117.

    11 «Чистая энергия для всех европейцев — раскрытие потенциала роста Европы», Европейская комиссия, 30 ноября 2016 г., http: // europa.eu / rapid / press-release_IP-16-4009_en.htm.

    12 Розамонд Хатт, «Какие экономики больше всего зависят от нефти?», Всемирный экономический форум, 10 мая 2016 г., https://www.weforum.org/agenda/2016/05/which-economies-are-most -релейт-на-масле /.

    13 «Информационный бюллетень о доходах ОПЕК», Управление энергетической информации США, последнее обновление — 20 августа 2019 г., https://www.eia.gov/beta/international/regions-topics.php?RegionTopicID=OPEC; и Дэниел Уоркман, «Экспорт сырой нефти по странам», Лучшие статьи экспорта мира, 7 октября 2019 г., http: // www.worldstopexports.com/worlds-top-oil-exports-country.

    BNL | Энергетическая безопасность

    Электрокатализаторы для топливных элементов

    Топливные элементы преобразуют химическую энергию топлива в полезное электричество, а катализаторы необходимы компоненты электродов, которые производят возможно высокоэффективное производство энергии. Brookhaven разрабатывает новые катализаторы, позволяющие избежать зависимость от большого количества драгоценных металлов, таких как платина обычно требуется для высших представление.Новые структуры наноматериалов и методы синтеза, впервые примененные в Брукхейвене: повышение эффективности и значительное снижение стоимость катализаторов, используемых в электромобилях и другие передовые технологии.

    Катализаторы для снижения загрязнения

    Исследователи из Брукхейвена создают новые катализаторы для удалить серу из масла и предотвратить кислотные дожди, а также преобразовывать загрязняющие вещества, такие как оксид углерода и углекислый газ в спирты, которые можно использовать в качестве чистое топливо.Эти исследования не только борются с вредными выбросов, но они также увеличивают наши фундаментальные понимание каталитических процессов, участвующих в производство и улучшение чистых видов топлива.

    Биотопливо

    Биологи Брукхейвена продвигают биотопливо — топливо произведены непосредственно растениями или получены из растений материалы, такие как стебли, стебли, семена и фрукты — как многообещающая альтернатива ископаемому топливу.Чтобы оптимизировать производство биотоплива, ученые должны узнать, как растения накапливают биомассу, а затем определить методы воздействия и оптимизации этих процессы. Имея опыт в генетике растений, метаболизм, молекулярная биология, химия, визуализация, компьютерное моделирование и окружающая среда взаимодействия, ученые из Брукхейвенской лаборатории находятся на авангард инноваций в области биотоплива.

    Разное

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *