+7 495 120-13-73 | 8 800 500-97-74

(для регионов бесплатно)

Содержание

Устройство защитного отключения трехфазное УЗО-ВАД2 трехфазное

Нормативно-правовое обеспечение

  • Отвечают требованиям ТР ТС 004/2011 «О безопасности низковольтного оборудования» и ТР ТС 020/2011 «Электромагнитная совместимость технических средств».
  • Имеют сертификат соответствия N ТС RU C-RU.АЛ16.В.01607.
  • Имеют сертификат пожарной безопасности.

Характеристики надежности

  • Средний срок службы УЗО-ВАД2 – 10 лет.
  • Гарантийный срок эксплуатации УЗО-ВАД2 – 5 лет.
  • УЗО-ВАД2 трехфазное при хранении, транспортировании, эксплуатации и утилизации не представляет опасности для жизни, здоровья людей и окружающей среды.

Достоинства

  • УЗО-ВАД2 выдерживает воздействие микросекундного импульсного напряжения 6кВ (импульс 1,2/50мкс).
  • УЗО-ВАД2 ограничивают грозовые и коммутационные импульсы напряжения. Амплитуда остающегося напряжения на выходных зажимах устройства при импульсном токе до 4500А (импульс 8/20мкс) не превышает 1600В.
  • УЗО-ВАД2 работоспособны при фазном напряжении питающей сети от 80 до 380В (264В – неограниченно долго, 380В – не более 30 мин.). Функционирование АВДТ в части защиты от сверхтоков не зависит от напряжения питающей сети.
  • УЗО-ВАД2 сохраняют чувствительность к току утечки и к току замыкания на землю в случае двойного заземления нулевого рабочего проводника (как со стороны сети, так и на стороне нагрузки), что выгодно отличает УЗО-ВАД2 от других УЗО, в том числе и лучших зарубежных.
  • УЗО-ВАД2 имеют световую индикацию наличия напряжения в питающей сети. Свечение индикатора происходит при наличии напряжения в питающей сети в замкнутом положении главных контактов АВДТ.
  • Имеют исполнения с дистанционным управлением отключением ДУ (осуществляется замыканием внешним контактом электрической цепи между клемными зажимами ДУ). Дистанционное управление отключением ДУ имеет защиту от электромагнитных помех высокой интенсивности. Все исполнения УЗО-ВАД2 ДУ совместимы с противопожарными системами предупреждения о пожаре.

Преимущества

УЗО-ВАД2 трехфазное — выгоды и преимущества
Типоисполнения УЗО-ВАД2 трехфазное

Особенности

  • Обеспечивают отключение как при синусоидальном переменном, так и при постоянном пульсирующем дифференциальном токе (тип А, как рекомендовано ПУЭ).
  • Имеют широкую номенклатуру исполнений, уменьшенные габаритные размеры.
  • Имеют исполнения общего типа и с выдержкой времени при срабатывании от дифференциального тока — тип S (селективные).
  • Имеют встроенную защиту от сверхтоков. Тип характеристики мгновенного расцепителя – С.
  • Допускают подсоединение как медных, так и алюминиевых проводников сечением от 1,5 до 25мм2.
  • УЗО-ВАД2 соответствует современным требованиям пожарной безопасности; их корпусные детали выполнены из материалов, выдерживающих испытание на огнестойкость при температуре до 960°С, обладают высокой теплостойкостью.
  • УЗО-ВАД2 повышает пожарную безопасность при сверхтоках и недопустимых токах на землю, в электрооборудовании защищаемого участка сети за счет выявления неисправности электроустановки (связанной с нарушением изоляции) и ее отключении на самой ранней стадии развития аварийной ситуации (например, токи утечки 100÷300 мА выделяют мощность в месте пробоя 20÷60 Вт , достаточную для возгорания изоляции).
  • УЗО-ВАД2 устойчивы к электромагнитным воздействиям.
  • Класс защиты от поражения электрическим током – 0 по ГОСТ 12.2.007.0 -75; УЗО-ВАД2 не имеет частей, подлежащих заземлению.
  • Рабочее положение АВДТ в пространстве – установка на вертикальной плоскости надписью «I» вверх. Допускается установка с поворотом на 90° от вертикального положения. Режим работы — продолжительный.
  • УЗО-ВАД2 исполнения А: На лицевой панели в каждом полюсе имеются индикаторы состояния главных контактов (зеленый цвет – контакты разомкнуты, красный – замкнуты).
  • Пломбирование УЗО-ВАД2 исполнения А произведено пластиной.
Показатели Величины
Номинальное напряжение сети, В 380
Номинальная частота, Гц 50
Количество полюсов 4
Номинальный ток, А 10, 16, 20, 25, 32, 40, 50, 63
Номинальный отключающий дифференциальный ток, мА 30, 100, 300, 500
Номинальная наибольшая включающая и отключающая способность (ПКС), А 10000 (для 10 ÷ 40А)
6000 (для 50 и 63А)
Время отключения при двойном значении номинального отключающего дифференциального тока, не более, сек. 0,04 (общего типа)
0,20 (типа S)
Максимальное сечение подключаемых проводников, мм2 25
Диапазон температур, °С от минус 45 до 55
Габаритные размеры, мм 110 х 76 x 88,5
Масса, не более, кг 0,75
УЗО-ВАД2 X X X X X
Типоисполнение УЗО-ВАД2:
исп. А, исп. И.
Наличие дополнительных функций:
265В — защита от повышенных напряжений;
S — селективность;
ДУ — дистанционное управление отключением.
Номинальный отключающий дифференциальный ток.
Количество полюсов:
2 — однофазное;
4 — трехфазное.
Характеристика и номинальный ток расцепителя


Пример: УЗО-ВАД2-С32-4-100 S ДУ исп А

УЗО четырехполюсные ABB серии Fh304, F204 тип АС

Сортировать по:
  • умолчанию
  • цене
  • по наличию
Сортировать по:
  • умолчанию
  • цене
  • по наличию

Устройства дифференциального тока от ABB серии Fh304

Устройствами дифференциального тока называются приборы, служащие для защиты систем при превышении значения тока замыкания на землю.

Их принцип работы заключается в том, что они рассчитывают сумму токов по вектору для одно- и трёхфазных линий. Если это значение равно нулю, что такие устройства спокойно пропускают его через себя. Если же это значение будет отличаться, питание всей системы незамедлительно прекращается.

Основные параметры, по которым разделяют устройства такого типа – это вид волны, скорость отклика на сигнал и уровень чувствительности. Также устройства такого типа или, как их ещё называют, УЗО (устройства защитного отключения) делятся на ВДТ (не имеющие систему безопасности для сверхтоков), АВДТ (с автовыключателем) и БДТ (системы или блоки диф. тока для необходимого контакта с автовыключателем).

Для ВДТ характерно работа не с токами замыкания на землю. Они применяются в системе с модульным автовыключателем или предохранителем, образующими в паре систему обеспечения безопасности при работе (от сверхтоков и их возможных нежелательных воздействий).

ВДТ в серии Compact Home

FH 200, тип AC

Загрузка данных… Показать товары (0)

Сбросить форму



 
Производители электрооборудования
Нажмите на логотип производителя чтобы посмотреть все его товары в этом разделе.

Внимание!
Внешний вид товара, комплектация и характеристики могут изменяться производителем без предварительных уведомлений.
Данный интернет-сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой,
определяемой положениями Статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Указанные цены действуют только при оформлении требуемой продукции через форму заказа сайта shop220.ru (корзину).

Уникальное решение от HAGER для жилых и небольших систем распределения электроэнергии

← Устройства защиты от утечки тока с встроенной защитой от перегрузки по току RCBO3, RCBO4 Hager   ||   Дешевле, но лучше? Да, это реально! →

Уникальное решение от HAGER для жилых и небольших систем распределения электроэнергии

Hager начал выпуск новых компактных автоматических выключателей дифференциальной защиты типа «А» с защитой от перегрузки по току. Устройство RCBO3 одновременно сочетает в себе устройство защитного отключения (УЗО) на 30 мА и три независимых автоматических выключателя на 16А. RCBO4 представляет собой трехфазное УЗО (30 mA) и трехфазный автоматический выключатель на номинальные токи от 16А до 40А. Они применяются для приемников трехфазного тока с обеспечением защиты типа «А» по утечке тока и перегрузки или короткому замыканию для всех четырех полюсов. Если при срабатывании защиты в RCBO4 отключаются одновременно все четыре полюса, то в RCBO3 отключение всех полюсов происходит при возникновении тока утечки на одном из полюсов, но по перегрузке или короткому замыканию каждая линия будет отключаться индивидуально собственным механизмом отключения.

Оба устройства RCBO3 и RCBO4 марки Hager выполнены в компактном корпусе, занимающем в распределительном щите только четыре установочных места. Компактная конструкция устройства позволяет повысить прозрачность распределения электроэнергии в электрической сети. Облегчены также диагностика и устранение неисправности. Даже лицо необученным в состоянии однозначно определить причину срабатывания защиты и устранить причину проблемы.

Уникальность решения RCBO3 Hager заключается одновременно в создании компактного устройства защитного отключения типа «А» при сохранении принципа селективности срабатывания автоматических выключателей.

Подключение осуществляется с помощью пружинных контактов вместо болтовых соединений. QuickConnect, на этапе монтажных работ, позволяет получить экономию времени до 40 процентов по сравнению с подключением с винтовыми клеммами. Дополнительным преимуществом является поддержание постоянного давления соединительных элементов, что дает лучший контакт между элементами распределения электроэнергии. Благодаря этой функциональности системы соединения QuickConnect, получаем повышенный уровень безопасности, исключая риск искрения дуги.

RCBO4 – четырех полюсный дифференциальный выключатель с элементами защиты от перегрузки по току.

RCBO4 является маленькой революцией в электрических установках жилищного строительства, в общественных зданиях, а также, где находит свое применение. Именно для этого типа приложений расширен ассортимент Hager на автоматические выключатели серии RCBO4 от 16 до 40А. Наиболее важной функциональной особенностью новой линейки автоматических дифференциальных выключателей является защита, как для фазных полюсов, так и для нейтрального полюса. Это решение, предназначено для установки силовых приемников трехфазного тока, таких, как электродвигатели в системах вентиляции и привода всех видов устройств. Применение этого вида защиты можно успешно применить к бытовым трехфазным силовым электроплитам, приводам ворот или другим устройствам.

УЗО диф реле диф защита 40 ампер 30 мА четырехполюсное трехфазное

УЗО (Устройство защитного отключения) сегодня находит свое применение как в гражданских так и промышленных объектах

Для надежной защиты против токов утечки немецкая компания ABL SURSUM предлагает широкий ассортимент УЗО и автоматических выключателей дифференциального тока(АВДТ).

Достаточно мгновения: случайно коснуться оголенного провода под напряжением или неправильное соединение проводов, или неисправность самого прибора и может случиться непоправимое. Правильно поступают те, кто защищают свою электрическую сеть, путем установки подходящего УЗО. В случае повреждения сети, устройство активируется меньше чем за секунду, отключает сеть, тем самым спасая жизнь. Таким образом, ежедневное взаимодействие с напряжением и током становиться во много раз безопаснее. 

Качественное УЗО немецкого производства по приемлемой цене. Наличие в Киеве на складе. Есть 2 и 4 полюсные реле, возможна селективная защита.

Устройство защитного отключения — УЗО — спасет жизнь!

Устройства защитного отключения компании ABL SURSUM применяются в:

  • обьектах жилищного строительства
  • коммерческих и промышленных обьектах
  • как компонент для изготовителей комплектного оборудования(ОЕМ) 

Компания ABL SURSUM выпускает УЗО с 2-мя и 4-мя полюсами.


Классификация

При выборе УЗО  необходимо принимать во внимание 4 основных фактора:
 

  • Уровень тока утечки

    УЗО на 30 мА используется для предотвращения поражений электрическим током при прямом/непрямом прикосновении; УЗО на 300мА защитит от пожара.


  • Количество полюсов

    Двухполюсные устройства используются в однофазных электрических сетях, а устройства на 4 полюса ставят в электрические сети на три фазы соответственно.


  • Номинальный ток

    Номинальный ток УЗО должен быть таким же или выше, чем у автоматического/магнитного выключателя, установленного перед ним. Проходящий через УЗО ток должен быть ниже, чем номинальный ток самого УЗО.

  •  
  •  
  • Селективность

 

г. Кеа и подъем национал-социализма

Кеа-август


Кажется, я потерял вдохновение писать. Либо это, либо тот факт, что я ничего не делал, кроме как прочитал The Расцвет и падение Третьего Рейха с тех пор, как мы прибыли, объяснили бы отсутствие моих усилий в продолжении этого журнала.

Через десять минут после прибытия сюда я взял большую книгу с полки внизу и начал ее читать.Я хотел прочитать его в прошлом году, но не думал, что смогу прочесть его за три дня, и я не хотел носить его с собой, когда я поехал в Кипариси, чтобы закончить каникулы. На этот раз я решил, что буду Посвятите свое пребывание чтению этой книги и попытке понять, почему люди иногда делают такие ужасные вещи.

Дом предков Андреа находится на вершине горы в деревне, и температура очень комфортная, с постоянным ветерок дует через большой дом.Я подумал о том, чтобы взять напрокат мотоцикл и посмотреть на остров, как в предыдущие визиты, но я счастлив сидеть в своем замке и читать о преступлениях Гитлера и национал-социализма. Это так увлекательно, что я даже не включил телевизор — роскошь, которой мы обычно пользуемся, когда приходим в остров, который сокращает потребление узо.

Неплохой способ провести несколько дней. Я вижу весь путь до порта и Cava D’Oro , где постоянно проходят грузовые суда и паромы.Дул ветер твердо и устойчиво, и даже отсюда, на много миль выше, я вижу белые шапки на море.

Каждые полчаса часы на церковном шпиле, прямо у окна нашей гостиной, громко звонят, кроме позднего времени. ночью и в часы сиесты. Сначала это меня поразило. Теперь я почти не замечаю этого, до раннего вечера когда я считаю плату за проезд в ожидании семи тридцати, времени, когда я позволяю себе пойти в кафе, чтобы выпить узо. Если Есть одна вещь, которая мне нравится в этой деревне, — это кафе.Принадлежит молодому человеку по имени Андонис , который подает не только узо из Mytilini , но и сардины, которые он приправляет по-своему. с маслом и уксусом. Я замышлял сам с собой, чтобы уехать отсюда и отправиться на Сифнос. Только этот остров настолько изолирован, что никуда не денешься, не вернувшись на материк. Из окна видно Каристос , на Эвия где я знаю, что наши друзья Лю и Росс и Лайла сидят в своем доме на побережье, даже не двадцать минут прочь на скоростном катере.Тем не менее, мне потребовался бы целый день, чтобы добраться туда с использованием греческой транспортной системы. Что касается поездка на Сифнос, два раза в неделю летающие дельфины на Кифнос, которые сделали бы это возможным, была отменена, потому что из Meltemi . Ужасная поездка на дельфине попасть сюда в четверг было последней поездкой, которую он совершил. Так что я здесь в плену. Неплохая тюрьма.

Деревня под названием Иулис — это впечатляющий кикладский город, построен в стиле амфитеатра на склоне горы.Здесь находится красивая площадь platia , построенная прадедом Андреа, который также построил фонтаны, церкви и дороги во время его пребывание на посту мэра сто лет назад. Здесь есть пара ресторанов, но большая часть ночной жизни находится внизу в двух портах, которые разделяют нижний отсек, Voukari и Livadi . Здесь также есть несколько дорогих баров, которые пустуют до полуночи, когда заполняются. вверх с афинскими яппи, в которых нет недостатка.

Десять лет назад это был неизведанный остров, прямо под носом афинян, которые редко смотрят на карты, предпочитая идти туда, где их рассказывают в журнальных статьях и дневных телешоу. Кеа — первая из Киклад, но не находится ни на одном из лодочных маршрутов. Чтобы добраться сюда, нужно было сесть на автобус до обветшалого города Лаврион с его разрушенными заводами и уровнем безработицы 75%. Место, не указанное на туристических картах. От Лаврион есть паром, который отправляется пару раз в день, проплывая мимо печально известного тюремного острова Micronissi , голой скалы в ветреном море, куда бросили коммунистов. и велели постоять за себя во время и после гражданской войны, последовавшей за немецкой оккупацией. Второй мировой войны.Кеа открыли несколько художников и экспатриантов, которые купили здесь дома, когда они ничего не стоили. Потом кто-то выпустил кошку из мешка, и гонка началась. Остров так близко к Афинам с культурой и образ жизни одного из наиболее удаленных островов стал большой находкой. Теперь этот образ жизни исчез. Сельчане стал прожорливым в рекордно короткие сроки. Цены на все пошли вверх, инфраструктура начала прогибаться под тяжестью груза. слишком много машин и туалетов со смывом. Вдоль дороги стоит очередь машин по сто ярдов каждая. направление и звук громких гоночных мотоциклов вдалеке наполняют воздух позднего вечера.Сказать людям были бы подлыми, было бы несправедливо, но сказать, что они были далеко не так близки, как жители Лесбоса, быть точным.

Они особенно жестко относятся к семье Андреа, несмотря на то, что ее прадед так много сделал для этого. город, а может быть, из-за него. Семья покинула остров на много лет, сдав большой дом местным жителям. налоговая служба. Две старые старые тети Андреа вернулись и обнаружили, что в деревне построили бойню рядом с церковь, которую их дед построил на въезде в город.Затем сосед через улицу построил еще один рассказ о его доме, перекрывая им вид на деревню. В тот день, когда мы приехали, мы убедили тетю Андреа, Амаранди, пойти с нами в кафе. Там был старик, бывший хозяин таверны в верхнем селе. Когда он услышал имя тети Амаранди и сказал: «О, твой отец был пьян», несмотря на то, что мы были сидел на площади, носившей его имя, на улице, носившей его имя, и в здании, носившем его имя. название.Тетя Амаранди сказала, что ее отец был врачом. «А, значит, у вас есть сестра, миссис Пенелопа, или возможно, я должен сказать пропустить «, имея в виду факт что она никогда не выходила замуж.

Андреа была в ужасе, но ее тетя приняла это спокойно, хотя я сомневаюсь, что мы сможем убедить ее присоединиться к нам в снова в кафе узо. Полагаю, это крестьянский подход к знакомствам. Они бьют тебя в твою слабое место, чтобы вы понимали, что у них есть преимущество перед вами.Как только вы поймете, что они лучшие, дружба может начинать. Это также типичное собачье поведение.

Итак, сегодня, в наше четвертое утро на Кеа, я нарушаю прецедент и вместо того, чтобы бездельничать и читать несколько часов, Я плыву к порту. Я покупаю пару газет и смотрю, как паром уходит. Это очень грубо. Более грубый и Корабль был бы отменен. Кажется, им трудно поднять якорь и выйти из гавани. но как только они это сделают, корабль отплывает в Лаврион, поднимаясь и опускаясь вместе с морем.Также уходят две маленькие парусники что меня удивляет и восстанавливает мою веру в маленькие лодки. Это похоже на адски тяжелую поездку, и я рад, что не быть пассажиром, но в каком-то смысле я восхищаюсь их стойкостью кишечника. Я завидую этому.

На обратном пути меня подобрал афинский бизнесмен, корни которого были на острове.

«Не суди Кеа по тому, что ты видишь сейчас», — говорит он мне. «Это худшее время с праздниками и все люди и шум. Вам нужно приехать на Пасху, когда все зеленеет и цветет.Это очень особенный время. Не только в пасхальное воскресенье с церемонией, но и за две недели до этого. Лучшее время, чтобы быть здесь »

Андреа готовит отличный обед из тушеной чечевицы и салата. Мы открыли банку сардин из Митилини и нас страдаю, поедая их в простом виде, но сегодня я улучшаю их приправу, и они вкусные. я думаю я сделаю живу на диете из сардин и салата, когда вернусь в Америку. У меня достаточно, чтобы прожить год.

У моего героя бейсбола, Кейта Эрнандеса, был надежный метод выхода из затяжного спада в игре.Он бы выйти и полностью напиться. На следующий день он переживал похмелье и обычно уходил три на четыре и сильно ударил по мячу. Стратегия заключается в том, что любой спад является психологическим. Если ты не можешь думать по-своему вы должны обойти это. Играя в состоянии пост-интоксикации, он избегал негативного мышления. это произошло, когда его неспособность ударить по мячу заставила его усомниться в собственной способности добиться успеха. Он позволял его обученные механические способности берут верх без помех со стороны его мозга.Этот метод никогда не подводил и до тех пор, пока К концу своей карьеры он поддерживал средний показатель 0,300.

Имея это в виду, я сижу в кафе в час дня, пытаясь выбраться из депрессивного состояния. Это не только спад письма. Я должен оторваться от The Rise and Fall of the Third Reich , чтобы выйти на улицу и насладиться прекрасными прохладными свежими днями, которые, кажется, последуют один за другим. Мое настроение повлияло на мое отношение к этому острову, о котором я действительно начинаю думать как тюрьма.Это первый раз, когда я ел узо после обеда, которое не было предложено из-за греческого гостеприимства. Но сейчас отчаянные времена.

Вчера вечером после шести часов послеобеденного чтения мы пошли по адресу В Стеки , лучший из двух ресторанов в верхней части села. Еда была неплохой, просто было не так уж и здорово. Как будто кучка таксистов решила открыть ресторан, подобрала несколько популярных рецептов. и последовал за ними до «т», пока они не смогли приготовить посуду с закрытыми глазами.Потом они служили тем же посуда каждую ночь. Больше похоже на институциональную еду, чем на все, что я бы ел. В данном случае их не было таксисты, но официанты из другого ресторана, которые видели, сколько денег Коула, хозяйка загребает в, решили попробовать сами. Это нормально, если вы здесь на ночь или две, но если вы живете здесь и ешьте куда-нибудь каждый вечер, как мы, это лишь вопрос времени, когда вы начнете есть салфетки и посуду. ради разнообразия.

Но меня беспокоила не столько еда, сколько клиентура. Были только афиняне, одетые прямо из каталога J Crew. Даже старые яяс кто ни в какую традиционные деревни были бы украшены черным, носили юбки в горошек и Nike. Ужин был показом мод как и парад молодых людей, направлявшихся к барам с завышенными ценами, которые превратили тихие окраины деревня в плачущий ад дискотеки. Я не ел. Я откусил недоеденный ростбиф моей дочери и мокрый картошки фри и сказал Андреа, что надеюсь, что тети продадут дом, чтобы у меня был предлог, чтобы никогда не вернуться и здесь снова отсутствие вдохновляющей еды серьезно повлияло на меня.

Мы пошли в кондитерскую и сели на террасе с видом на деревню и весь западный горизонт. путь к огням Лавриона. Мы дали Амаранди розовое мороженое, и я даже всю дорогу нес ее обратно. хотя я сказал ей, что мои дни ношения закончились. В последнее время она вела себя хорошо, но Андреа не справляется. ее энтузиазм. Она очень счастлива в большом старом доме и кричит от радости, а иногда и неразборчиво. фразы на новом языке, который она придумала.Андреа интерпретирует это как ненужный крик и опускает ногу. сурово, что обычно приводит к слезам Амаранди. Я понимаю ее заботу о старых тетках, но одна глухая и другой обычно является зачинщиком радостных вспышек Амаранди.

Теа Амаранди курит как дьявол. Ей по крайней мере за восемьдесят, и у нее самый глубокий и ужасный кашель, который у меня есть когда-либо слышал. Мы сидим в столовой и слышим, как она звучит так, будто готова избавиться от призрака в своей спальне. Она проходит мимо по пути в ванную, вежливо, но испуганно улыбается и закрывает дверь в туалет. позади нее, где продолжается приступ кашля.Сегодня Афинские новости объявляют о войне Клинтона против табачных компаний. в то же время, когда компания Papastratos Cigarette Company объявляет о планах помочь Табачной компании Румынии в увеличении производство. Это то, что греки называют иностранной помощью , когда они гордо хвастаются своими мирскими достижениями.

Вчера было воскресенье. Поднимаясь на холм, я услышал звук пьяных голосов, наполняющих деревню. Я заглянул в кафе. Внутри было полно молодых и старых мужчин, которые пили узо и пели во все горло.В центре группы находился деревенский священник, который час или два назад только что закончил свою службу.

«Вот и Греция, которую я люблю», — подумал я.

Выпита одна узо, и я чувствую себя намного лучше. Я могу сказать, что лодка в Лаврион скоро уходит, потому что я вижу некоторых греческих семьи, нагруженные багажом, как ослы, спускаются с холма, их филиппинские горничные плывут за ними.

Дед Андреа умер в этом самом кафе. Я не знаю всей истории, но похоже, что это будет хорошее место, чтобы умереть.

Я читал Расцвет и падение Третьего Рейха в течение пяти дней, и в те дни я наблюдал, как группа сбитых с толку людей навлекает разрушение на себя и мир, потому что они не знали, кем они были. Они считали себя нацистами, немцами и чувствовали себя как будто им нужно было дать отпор суровому и жестокому миру, который обошелся с ними несправедливо. Их вид превосходства была дымовой завесой для их незащищенности, и в своем замешательстве они пытались разрушить то, что заставляло их чувствовать себя незащищенными, евреи, поляки, русские, британцы и все остальные.В конце концов они уничтожили себя, потому что в конце концов, это была просто еще одна форма ненависти к себе. Врага не было. Они дрались сами с собой.

Я делал то же самое. Я не смог понять, что мои цели такие же, как и у всех; найти любовь, мир и безопасность. За эти вещи нельзя бороться. Их нужно реализовать. Часть этого — осознание что если мы все хотим одного и того же, то мы все должны быть одинаковыми. Если я помогу вам его найти, я также найду его для сам.Что может быть проще?

Вторник, 15 августа

Сегодня праздник Девы Марии. Я праздновал по-своему, завершив The Rise and Fall of the Third Reich и собрал вещи, чтобы вернуться в Афины. завтра или в четверг. Прошлая ночь была адом для любителей поспать. Амаранди хотела спать в моей постели. Это сложно для меня чтобы переспать с ней, поэтому я жду, пока она заснет, и перееду в другое место. Сначала я переспала с Андреа, но как только когда начался мой первый сон, Амаранди проснулась в слезах.Я поменялся с ней местами, но она продолжала плакать, и через несколько секунд и она, и Андреа были в истерике. Она вернулась в комнату, из которой мы начали, и заснула. Я пытался чтобы справиться с беспокойством, но это было бесполезно, поэтому я пошел спать в гостиной. Я был бодрствующим и горячим, так что Я открыл ставни. Когда я заснул, влетела летучая мышь и начала сходить с ума, пытаясь найти выход. Затем он влетел в комнату Андреа, когда я закрывала дверь в комнату Амаранди, чтобы избавить ее от ужаса.Андреа проснулась в замешательстве, затем, поняв, что происходит, спрятался под одеялом. Летучая мышь вернулась в гостиную и продолжал летать кругами, подходя ко мне так близко, что я мог видеть его маленькие пушистые ушки. Андреа крикнула выключил свет, что я и сделал. Наконец он нашел окно и вылетел.

Теперь уже нельзя было заснуть. Мое тело накачано адреналином. Андреа нашла ему применение и Я массировал ей спину, и мы немного поговорили, прежде чем я лег в кровать рядом с ней.Так же, как я заснул, Амаранди проснулся снова. Я снова оказался в прежней постели, но мне потребовались часы, чтобы заснуть. Когда я проснулся, был полдень.

Однажды я вышел из дома, чтобы съесть свежий хлеб к нашим яйцам. Помимо этого и заканчивая свою книгу, у меня есть ничего не сделал, хотя я включил CNN достаточно долго, чтобы узнать, что Микки Мантл умер.

Ветер утих, море спокойное. Это означает, что в Афинах будет чертовски жарко, но меня это не слишком беспокоит. После неделю ничего не делать, только ждать час узо, а затем ужин. Я готов к настоящей ночной жизни, даже если Мне нужно немного попотеть.Несмотря на мою клятву никогда больше не брать летающего дельфина, я могу нарушить его, если погода будет тихой. продолжается. Это намного проще, чем маршрут паром-автобус-такси, и сэкономит нам как минимум пять часов.

Среда, 16 августа

Я просыпаюсь в пасмурный день, который идеально подходит для наших планов путешествия, если только не будет слишком пасмурно. Мы не хочу стоять под кислотным дождем Лавриона, пытаясь найти такси или ожидая несуществующего автобуса.

Прошлая ночь Panagiri была длинной и громкой.Мы пошли к Платия около восьми. Они избавили площадь от машин и мотоциклов и заполнили ее столами и стульями. Андреа отправила меня к Аргири, чей ресторан был одним из двух, где подавали еду, хотя он был закрыт весь год. кроме случайного воскресенья. Затем мы пошли в кафе и съели много мезеде , в то время как Андонис, владелец, держал наши стаканы полными узо. Около девяти тридцати мы подошли к квадрат, но столы по-прежнему были практически пустыми.Мы спустились с холма к ресторанчику у входа. деревни, и пока Андреа гуляла с Амаранди, чтобы посмотреть, сможет ли она перестать кричать, я сел и сначала выпила мою узо, а затем ее. Подруга Андреа Розмари присоединилась ко мне, и я прочитал ей лекцию о Rise. и Падение Третьего Рейха , когда она подавила несколько зевотов. Андреа вернулась с немного менее огорченный Амаранди, и мы вернулись на сцену панагири . На этот раз было несколько столиков, за которыми сидели люди, поэтому мы взяли свой.Постепенно площадь начали заполняться, и Андреа решила, что настало время заказать нашу еду. Официант волшебным образом появился и прочитал специальное меню вечера. Заказали жареную козу. Когда пришла еда, нам пришлось искать мясо под ней. картофель фри. Понимая возможность дефицита протеина, мы заказали bakaliaro (жареная треска) со скордая (чесночный соус). Пришла треска, но официант объяснил: «У нас сегодня нет скордая .«Когда это будет? Они открыты один раз в год, и у них нет чеснока. соус — единственное, что делает соленую рыбу съедобной. Тем временем Амаранди стало невозможным. У нее был в тот день отказался вздремнуть и был полностью взволнован. Она начала кричать но как назло, прямо как музыка началась. Обратной стороной было то, что он был настолько громким, что мы не только не могли слышать крики Амаранди, но мы не слышали друг друга. Группа была дуэтом. Один играл на гитаре, а другой — на скрипке.Скрипач был Антоникис Зулос, известный всем над Грецией, — гордо сказала мне Андреа. Как что, подумал я. Похоже, они играли разные песни одновременно. Они могли бы дать Мицосу и его оркестру Кипарисси шанс заработать свои деньги. На сцене была большая коробка который был бы заполнен деньгами к концу ночи. В предыдущие годы был игрок на цитре, который не было с ними сегодня вечером. Возможно, он умер, сказала Андреа. «Или, что более вероятно, их нравится.Посмотрим, сколько парней будет в группе в следующем году ». Я чувствовал себя чрезмерно критически, не осознавая этого. Зулос только разогревался и мог заработать больше, чем заработанные деньги.

К сожалению, больше мы не выдержали. Хотя Зулос, очевидно, мог играть, его партнеру не удавалось получить синхронно, и это было так громко, что было невозможно говорить. Мы осмотрели все остальные столы, которые теперь полностью полный. Вы могли видеть, как греки без энтузиазма слушали какофонию на сцене, но вы могли сказать, что они чавкают, ожидая короткой передышки между песнями, чтобы они могли высвободить свои потоки разговоров в те несколько минут, которые у них были до начала следующей двадцатиминутной мелодии.Мы ушли первыми и на очень долгое время, последнее. Когда мы пошли платить, мы столкнулись с нашей подругой Джуди Эфтасиа, которая только что приехала из Афины за последние две недели лета. Мы сели, и она познакомила нас со своим другом Энди, писателем из Новый Орлеан, писавший книгу о режиссере Ангелопулосе, многими считался лидером греческого кино. Энди сказал нам, что Ангелопулос получил самые продолжительные овации в Каннах за фильм «Взгляд Улисса». поиск корней балканского кино.Это был фильм о режиссере, снимающем фильм о режиссере. Они не могли снимать его в раздираемом войной Сараево, поэтому вместо этого они использовали соседний Лаврион. Это звучало интересно, но, увидев его последний раз фильм, бесконечная бессмысленная эпопея с чрезмерно растянутыми кадрами камеры, превратившая 15 минут сюжета в три часа туманных и мутных образов мы ждали на видео, о котором было объявлено о прибытии Улисса Глаза. (Когда мы наконец увидели это, верно форма это была туманная, мутная коллекция изображений, и даже Харви Китель не смог спасти ее для меня.Конечно я Я не специалист по кино, и в пометках на коробке это было названо гениальным.)

Энди попрощался. На следующее утро он должен был проснуться в шесть часов, чтобы отправиться в Афины, где он возьмет интервью у знаменитого директор.

«Он не любит давать интервью, но мы старые друзья», — сообщил нам Энди.

Андреа тоже ушла от нас. Мне пришлось помочь ей поднять коляску Амаранди по лестнице, так как она теперь спала, хвала Бог. Я встретил Джуди на площади, и мы пошли в бар Lion, чтобы выпить и уйти от шума.Это было В баре не тише, музыка была другой, и мы сели как можно дальше от динамиков. Официантка пришла принять наш заказ. Конечно, у них не было греческого пива. Цена на греческое пиво контролируется. Что в барах не хватает запасов, поэтому они заканчиваются после первой пары клиентов, а затем все пьют дорогие импортный хлам. У нас был выбор Гольштейн или Бадд. Джуди заказала Гольштейн, а я Бадд, думая, что это какое-то немецкое пиво, и исходя из того, что если оно называлось «Бадд», значит, оно должно быть хорошим.Я ошибался в обоих пунктах. Это был Бад. Я заплатил пять долларов за Budweiser.

Мы больше всего думали о подводной охоте. В прошлом году я вместе с Джуди занимался дайвингом недалеко от древнего город Карфея и был поражен ее охотничьими способностями. В конце концов, она была коренной американкой. Мы обменялись историями. Она сказала мне, что она поймала смирну голыми руками. Она была на камнях, ополаскивая осьминога, которого она била. когда его схватила довольно большая смирна.Не желая потерять свой драгоценный улов, она выдернула его, и угря вытащили из него. воду и камни, где она корчилась в замешательстве, пока Джуди не избавила ее от страданий. Она рассказала мне о встреча с большой акулой-ангелом в водах к северу от Кипарисси. Я спросил ее, какова правильная процедура это когда на него нападает акула.

«У вас есть пистолет. О чем вы беспокоитесь?» она сказала. «Просто прогони его».

«Какая женщина», — подумал я, пока она говорила. Художник, мать дочери-подростка, охотник и собиратель. грибов, когда зимние дожди превратили холмы Кеа в пышную зелень.Джуди только что исполнилось пятьдесят. Мне она выглядела на тридцать. Этим летом она вышла замуж за другого учителя, который жил в Австрии и должен был продолжить обучение. жила там, когда жила в Афинах.

«Идеальный брак» Я сказал ей, и она согласилась. Ее муж тоже любил ловить рыбу.

«С двумя намного веселее». она сказала. «Кажется, ты застаешь рыбу врасплох, когда можешь работать вместе, и когда у тебя две пары глаз, рыбе трудно спрятаться ».

Я завидовал ее мужу, который плавал с этой красивой Покахонтис, которая могла нырять глубже и дольше оставаться под водой. тогда любой другой мог.

«Да, Андреа иногда ходит со мной. Но что касается работы в тандеме, это безнадежно. Андреа так близорука. что единственный способ, которым она могла бы помочь, — это охота на китов ». Я с грустью признал. выпить как можно медленнее, а затем уйти, чтобы найти более тихое место, где мы могли бы заплатить меньшую цену за приличный пиво.

Следующей нашей остановкой была кондитерская с балконом, выходившим на деревню. Нас не пустили. Они были закрытие, сказали они нам.Мы продолжили спуск по трассе panagiri , которая сейчас прыгала. Люди танцевали, и тысячи нот драхм накапливались в стенах музыканта. коробка на сцене. Свободных мест не было, за исключением тех, которые освободили танцоры. Мы двинулись дальше, наконец остановившись в снек-баре на въезде в деревню, где мы купили пару банок Амстела и сели на ступеньки, чтобы поговорить о музыке, искусстве, жизни и моей альма-матери, американских общественных школах, где преподавала Джуди.Когда мы были Закончив, мы вернулись на площадь, где празднование достигло апогея. Мы использовали ее телефонную карточку и попытался дозвониться маме, так как телефонная будка находилась прямо в центре panagiri , но мне не удалось дозвониться. Послушали музыку, которая заметно улучшилась. Затем я пошел она на полпути к горе и пожелала спокойной ночи. Я продолжал идти по крошечным улочкам в сторону дома Андреа, пока я не наткнулся на него.

Я еще не спал.Нет больше Взлет и падение Третьего рейха чтобы нежно убаюкивать меня своими рассказами о бесчеловечности и смерти. Я взял Русалка Мадонна , которую я купила, чтобы почитать, чтобы скоротать дни на Лесбосе, а Андреа и Мэри боролась с домом. Я начал с того места, на котором остановился на пароме, и, к моему удивлению, это было более приятное чтение, чем Расцвет и падение Третьего Рейха . Я заснул под звуки пения и скрипки.

В тот момент, когда я начал свою первую мечту, Андреа забралась ко мне в постель и разбудила меня.Было пять тридцать и музыка все еще была сильной. Мы слышали, как люди свистят и аплодируют. Было очевидно, что на вечеринке еще не прижился. Я слушал скрипачу. Он был невероятен. Я не мог поверить звукам, которые он был получение или скорость, с которой он играл. Он оставался на грани музыки и безумия на протяжении всей своей долгой жизни. соло. Я понял, что Андреа была права. Антонакис Зулос должен был быть знаменитостью. Никто не мог так играть и сбежать уведомление. С другой стороны, его партнеру было трудно не отставать от него.Он явно не был наделен та же способность, но это не имело значения.

Как однажды сказал Томми Алексопулос: «Греки могут танцевать под вечерние новости». Я должен был признать это было намного лучше. Я мог представить себе платию, живую танцующими людьми на восходе солнца.

Сегодня в восемь тридцать музыканты положили свои инструменты, и они вместе с оставшимися людьми. пошел домой. Как мы. Сегодня мы начинаем возвращение. В три часа встретим такси на нижней плате и внимательно осмотримся. море, прежде чем сделать выбор между Летающим дельфином и Пирей или паромом до Лавриона.

БИЛЛИ ПОДХОДИТ ХАМБО НА «Т» — Sports Illustrated Vault

СОДЕРЖАНИЕ

ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПЛАН

Государственная ярмарка похожа на пикник без муравьев в запеченных бобах. Вы поливаете соусом барбекю и жеваете тарелку с тако и корн-догами, вынимаете шимми из своего скрученного тела на одном из этих вибрирующих шезлонгов, получаете личное собеседование с самым большим в мире паукообразным обезьяной и покрываете свою обувь пылью. и не беспокойтесь об этом мире, потому что вы выиграли розовое чучело тигра в ринге.

Ярмарка штата Du Quoin — это все это и даже больше: прямо на заднем дворе проходят гонки на ремнях Hambletonian для трехлетних рысаков, которые похожи на проведение Indianapolis 500 на местной стрип-стрипе или футболку Джека Никлауса. до Открытого чемпионата США по теннису на резиновых ковриках на угловом тренировочном поле. Если вы хотите найти Дю Куойн, штат Иллинойс, просто отправляйтесь в глушь и припаркуйте машину.

Несмотря на свою замкнутость, Du Quoin оживает для жителей Гамблтона, когда лимузины и пикапы соприкасаются друг с другом на просторной ярмарочной площади.Это возвращение к корням спорта, который вырос именно на такой территории — ярмарочная площадь без пари-мутюэля, и только человек, лошадь и угрюмость друг против друга. И то, что там произошло на прошлой неделе, можно охарактеризовать как двуствольное чудо. Сначала пошел дождь, а затем гонку выиграл Билли Хотон.

Все лето здесь была сильная засуха; на полях, окружающих Дюкуан, кукуруза стояла увядшая, коричневая, испорченная. Но личный период засухи Билли Хотона в отношении Хамбо растянулся гораздо дольше, чем на один сезон.Хотя его выигрыш составляет рекордные 20 миллионов долларов (плюс-минус несколько тысяч) с тех пор, как он впервые начал серьезно водить машину в 1949 году, и хотя он захватил почти все другие крупные приспособления для гонок на упряжных ремнях — большинство из них — более одного раза — Хотон никогда не выигрывал. Гамблтоновский. Затем в прошлую пятницу он дважды проносился по склону позади Кристофера Т., жеребенка с большим сердцем, чем стилем.

Это была только четвертая победа в сезоне для Кристофера Т., который не мог не мешать собственным ногам и получил серию травм, усугубленных его неловкой походкой.В какой-то момент Хотон задал вопрос о том, чтобы посадить жеребенка в Hambletonian, но владелец Джон Тро, фармацевт из Манкато, Миннесота, уговорил его. Хотон сменил подковы лошади, снял утяжелители с пальцев ног и надеялся, что между заездами он поправится.

Победитель Hambletonian должен выиграть два заезда на милевой трассе. В этом году было заявлено рекордное количество лошадей — 22, и вместо того, чтобы украсть сцену у Бен Гура, официальные лица скачек разделили толпу на две группы по 11 лошадей. Невеле Даймонд, отпрыск великого Невеле Прайд, за рулем которого стоял Стэнли Дэнсер, выиграла первую за 2:00, что неудивительно, поскольку Даймонд был одним из фаворитов.Но во втором дивизионе большинство полагало, что Кристоферу Т. понадобятся костыли. Ввиду отсутствия тотализатора, знающий человек установил ему примерно 12: 1. Тем не менее, Кристофер Т. и Хотон набрали 1: 59⅘, легко победив фаворита перед гонкой Golden Sovereign.

Пять лучших лошадей из каждого дивизиона вернулись на третий заезд, и Кристофер Т. и Невеле Даймонд получили шанс подвести итоги и устранить необходимость в четвертой гонке. Даймонд лидировал на полпути, но жеребенок Дансера сильно потускнел после поула в трех четвертях.Кристофер Т. повернул время 1:58 [3/5] и финишировал на полтора расстояния впереди занявшего второе место Stock Split.

При самых лучших обстоятельствах Хэмблтоновский турнир — мучительное событие, и в этом году напряжение усугубилось двухдневной отсрочкой. В середине среды на трассу обрушился потоп, когда лошади разминались, размывая программу скачек. Когда дожди продолжились до поздней ночи, гонку также отмыли в четверг. «Дю Куойн — неплохое место, чтобы остаться на четыре или пять дней, если останки банды Ма Баркер не поймут вас», — усмехнулся ветеран-наездник Дель Миллер.Он был в состоянии сильного шока, когда обнаружил, что кто-то выкачал водку из его запаса спиртных напитков и заменил ее водой.

Внезапный избыток воды также повысил вероятность того, что, если гонку не удастся провести в пятницу, ее, возможно, придется перенести на другую трассу в конце года. На выходные Du Quoin посвятил себя использованию свечей зажигания вместо гоночных свечей — очень прибыльная программа автогонок. Перспектива была особенно печальной, поскольку Дю Куойн чуть не проиграл Hambletonian в октябре прошлого года, когда официальные лица проголосовали за то, чтобы переместить его в Колокол Свободы в Филадельфии, где банк можно было бы пополнить деньгами пари-мутюэля.Однако этот шаг так и не был осуществлен, и на прошлой неделе Hambletonian Society объявило, что Du Quoin будет принимать гонку «на неопределенный срок» и что к гонке следующего года будут добавлены пари-мюэльские ставки и всепогодная трасса.

Являясь самым престижным событием в беге на рыси, Hambletonian вызывает определенный трепет у начинающих участников — не говоря уже о том, что любое благоговение, вероятно, будет смягчено тем фактом, что гонка является дополнением к ярмарке: гонщик обязан откройте для себя дрессированного медведя Нежного Бена однажды утром в бассейне его мотеля или позавтракайте рядом с выступающим орангутангом.Дункан Макдональд, грубый канадский владелец-водитель-тренер Armbro Ouzo, не часто ассоциируется с сентиментальностью, но он был настолько впечатлен тем фактом, что делал свою первую попытку в Hambletonian, что пошел и купил хлыст и подписал его. Это ГАМБЛЕТОНСКИЙ 1974 год на память.

Еще одним человеком, совершившим свое первое паломничество в Дю Куойн, был Дик Ричардсон-младший, чей жеребенок Золотой Соверен прошел путь от предсезонной безвестности к известности. В 13 стартах этого года красивый каштан выигрывал восемь раз и четыре раза финишировал вторым.Ричардсон был достаточно доволен Sovereign, что пропустил последнюю настройку на жесткой трассе в штате Индиана и направился прямо в Du Quoin, где у него было несколько ярких тренировок. Нед Бауэр, тренер Anvil, поставил секундомер на одной из этих выставок и объявил, что лошадь повернула 1:57 мили. «Я слышал, он ушел так быстро», — фыркнул Ричардсон, пытаясь сдержать энтузиазм. «Если ему исполнилось 57, он пойдет в 53 в Гамблтоне». Но уверенность Ричардсона пошла на убыль с задержкой, и в среду и четверг можно было увидеть, как он угрюмо осматривал небо в поисках солнечных лучей, в то время как Золотой Повелитель бездельничал в своем кабинке, прижавшись носом к решетке электрического вентилятора.

Тем временем Хотон ходил, как человек, отвечающий за бросок с 12 к 1, который мог выиграть, но только в том случае, если заболело много других лошадей. Он говорил о том, что гамблтонец никогда не был добр к нему. Во время его первого удара 25 лет назад уздечка сломалась, когда стартовые ворота отъехали. С тех пор его удача была не намного лучше. В этом году он объявился с еще одной типичной печальной историей. Его поездка в Дю Куойн началась неудачно на Лонг-Айленде, когда помощник из лучших побуждений запер ключи от его машины в багажнике.Спустя семь часов все закончилось тем, что его забронированные номера в мотеле были потеряны. Между тем были пропущенные и задержанные рейсы самолетов, споры с клерками и общие обострения.

Но удача меняется. Кристофер Т. впечатляюще выиграл второй дивизион с восьмой позиции, так как Golden Sovereign устал от перерыва и сумел удержаться на втором месте.

В финале Anvil вышла вперед на четвертьфинале, но Dancer быстро вынудила Nevele Diamond выйти вперед. На обратном пути Golden Sovereign был припаркован на седьмом месте и никогда не был бы угрозой, пока Кристофер Т.сидел четвертым. Они оставались такими до трехчетвертного поула, когда Даймонд отказался от призрака, а Sing Away Герберт ненадолго вышел в лидеры. На полпути Хотон прижал жеребца кверху, и вокруг никого не осталось драться. Старый профессионал оглядел ситуацию по обе стороны от него, откинулся на спинку сиденья и посмотрел на него таким взглядом, который говорил: «Ну что ж, ребята, сегодня день Билли».

Это просто доказывает, что ярмарка нравится всем, только некоторым людям требуется больше времени, чтобы это понять.

ФОТО

ДЖОН Д. ХЭНЛОН

В решающем третьем заезде Хотон уверенно опережает Кристофера Т.

Ответы на ваши научные вопросы | Technology

Q Почему пасти (Pernod, Ricard и т. Д.) Мутнеют, когда вы добавляете воду? спрашивает Джефф Краго

A Добавление воды в пасти нарушает хрупкий химический баланс, что приводит к быстрому изменению внешнего вида напитка, известному как «эффект узо». Ликеры со вкусом аниса, такие как пастис и узо, содержат масло, в основном состоящее из транс-анетола, что придает им характерный вкус.В чистых макаронных изделиях содержание алкоголя достаточно высоко, чтобы растворить масло, поэтому напиток кажется прозрачным. Однако масло не растворяется в воде. Следовательно, при добавлении воды и разбавлении этанола масло не может оставаться растворенным. Вместо этого он образует очень крошечные капли, диспергированные в воде — эмульсию. Поскольку эти капли обычно имеют диаметр около одного микрометра, они имеют правильный размер, чтобы взаимодействовать с видимым светом, рассеивая световые волны и делая напиток непрозрачным.

Q Почему нельзя перерабатывать весь пластик? спрашивает Тимоти A

A Практически все пластмассы могут быть переработаны тем или иным образом.Но то, что это влечет за собой, зависит от типа пластика. «Есть два класса пластиков — термореактивные и термопласты», — говорит доктор Ваннесса Гудшип из Уорикского университета. «Многие потребительские товары, которые мы используем и перерабатываем, являются термопластами», — объясняет она. К ним относятся ПЭТ, ПП, ПНД и ПВХ, которые можно переплавить и превратить во что-то новое. Но для термореактивных материалов используется другой подход. «Термореактивные материалы не переплавляются, а разлагаются», — говорит Гудшип. «Их нельзя переработать, как банку из-под молока, а вместо этого часто отправляют на какое-то восстановление энергии.«Хотя такие процессы сжигания разрушают материал, они позволяют использовать энергию, которую содержат такие пластмассы. Однако существуют практические и экономические причины, которые могут создать препятствия для вторичной переработки». Семейства пластиков ПЭТ, ПП, ПНД и ПВХ не поддерживают смешиваются друг с другом и должны быть разделены. Здесь необходимо учитывать множество дополнительных затрат на очистку, разделение и переработку, — говорит Гудшип. и ПЭТ (прозрачные бутылки для газированных напитков) являются примерами двух успешно переработанных пластиков.»

Q Почему древний генетический материал обычно является митохондриальной ДНК, а не хромосомной ДНК? спрашивает Люк R

A Ученые недавно извлекли и секвенировали митохондриальную ДНК из кости, принадлежащей раннему гоминину, возрастом 400 000 лет назад — удивительный подвиг По прошествии такого длительного периода многие биологические молекулы будут повреждены или разрушены, включая ДНК. Но, как объясняет профессор Майкл Хофрейтер из Йоркского университета, митохондриальная ДНК имеет преимущество.

«Митохондриальная ДНК встречается примерно в 1000 копий в каждой клетке с большим количеством вариаций, примерно от 500 до 5000 копий», — говорит он. И наоборот, для клеток в кости, которая является источником древнейшего генетического материала, гораздо меньше хромосомной ДНК. «Ядерная ДНК встречается всего в двух копиях на клетку», — отмечает Хофрейтер. «Так что вероятность того, что останутся какие-то неповрежденные копии, выше для митохондриальной ДНК — это просто игра чисел», — говорит он.

Q Что произойдет, если мир перестанет вращаться? спрашивает Али

A Помимо нарушения погоды и циркуляции океана, это еще и помешает работе, когда дело доходит до навигации.Как сказал мне доктор Фил Ливермор из Университета Лидса, географические полюса перестанут быть логической точкой отсчета, поскольку они больше не будут единственными местами на Земле, которые остаются неподвижными в космосе. Более того, хотя полюса магнитного поля Земли близки к географическим северным и южным полюсам, это могло бы быть не так, если бы Земля остановилась. «Магнитное поле Земли создается в жидком ядре нашей планеты и приблизительно совпадает с осью вращения Земли», — объясняет Ливермор.

«Причина, по которой магнитное поле так выровнено, не очевидна, но она связана с« погодными условиями »движения жидкого железа в ядре, которое поддерживает поле», — говорит он. «Если бы вращение прекратилось, эти структуры были бы разрушены, и магнитное поле, если бы оно все еще генерировалось, вероятно, было бы намного сложнее, чем диполь (единый северный и южный полюсы)».

Разветвления магнитного поля могут подвергнуть Землю опасности. «Эта структура поля была бы намного слабее на поверхности Земли и не защитила бы нас, как настоящий диполь, от вредного солнечного излучения», — объясняет Ливермор.Но, хотя это может повредить наши спутники и нанести ущерб нашим системам связи, это не может означать занавес на всю жизнь. «Такой сценарий может быть похож на тот, который ожидается во время глобального перемагничивания — их было много в прошлом, и жизнь сохранилась, но последний был примерно 800 000 лет назад», — добавляет Ливермор.

Q Почему кровь подковообразного краба не красная, как человеческая кровь? спрашивает Люсинда Маккей

A У людей и других млекопитающих красная кровь является результатом содержания металлсодержащего белка, или металлопротеина, гемоглобина.Цвет возникает из-за того, что «гемовая» часть молекулы, состоящая из кольцеобразной структуры, называемой порфирином, поглощает видимый свет. Кислород в крови цепляется за железо в центре этого кольца и, следовательно, может быть доставлен в ткани по всему телу. Кровь, содержащая кислород, имеет более яркий оттенок красного, чем цвет дезоксигенированной крови, потому что, когда кислород присоединяется к железу, он изменяет форму и электронные свойства группы гемов и сдвигает длины волн поглощаемого света.

Однако другие существа используют другие молекулы для переноса кислорода по своему телу. Такие животные, как некоторые улитки и подковообразные крабы, используют металлопротеины, называемые гемоцианинами. Цвет гемоцианинов обусловлен не порфирином, а совершенно другой структурой, которая содержит медь, а не железо. Когда вокруг нет кислорода, гемоцианины бесцветны, однако в присутствии кислорода они становятся синими, в результате чего у таких существ, как подковообразный краб, появляется голубая кровь. Это изменение цвета происходит из-за того, что каждая молекула кислорода действует как мост между парами атомов меди в гемоцианине, тем самым создавая структуру, поглощающую свет в видимой области.

Продолжайте задавать вопросы по электронной почте [email protected] Пожалуйста, укажите свое полное имя и место проживания

Художественная литература: Мика Натан »236 Magazine

Я нашел свою кузину Сару в Delfino , маленьком баре в конце улицы Кайрос. На ней было короткое белое платье, она была босиком, с коричневыми икрами и тонкими запястьями — из тех девушек, которых вы ожидаете увидеть в рекламных проспектах. Насколько я знал, Сара не пила — может, глоток узо с вечерней рыбой или немного водки в утреннем апельсиновом соке.Тем не менее, она выглядела как дома в том месте, спрятанном в дальнем углу комнаты, закуривая сигарету и ожидая, чтобы ее развлекали. Она немного напомнила мне персонажа одного из моих ранних рассказов: Изабеллу, жену фалангиста, курящего трубку по имени Эстебан, из тех молодых женщин, которые отказываются видеть что-либо плохое, глядя на дно своего бокала с вином. первый признак аргумента. Предпоследняя сцена, в которой Эстебан преследует отсталого старшего брата своего соперника, остается одной из моих любимых: изобразите залитый солнцем парк; мать, скрипя колесами, толкает карету; дебил (раскинутые руки, полуулыбка, в желтой фуражке) проходит мимо гигантской механической газели; затем медленное раскрытие пистолета и пустотелого патрона .Полуулыбка по-прежнему цела, желтая кепка беззаботно наклоняется, дебил опускается на землю, схватившись за шею, полагая, что все это часть тщательно продуманной игры.

В любом случае. Меня зовут Тедди Уиллер, мне двадцать два года, прошлое лето я провел в Париже, изучая русскую литературу. Это была попытка сделать мое письмо более серьезным. Я полагал, что несколько охваченных чумой деревень и отравленных колодцев ничего не могли бы исправить. Я был неправ. Франция — ужасное место для изучения русского языка: масло, выпечка и вино рассеивают разочарование потрескавшейся кожи, необходимое для того, чтобы оценить Достоевского.После Парижа я вернулся в Нью-Йорк с несколькими книгами в мягкой обложке, моим маленьким блокнотом и сумкой, набитой гоголевскими почтениями. Я был убежден, что мой наполовину завершенный роман « Пустых людей и шкафов » будет заклевывать и драться с многочисленными агентами, как воробьи, мечущиеся за крошками. Прошло шесть месяцев; полузаконченный роман так и остался незавершенным. Я устроился официантом в пыльный отель на западе семидесятых. Я переспал с тремя женщинами, двух из которых назову привлекательными, и пережил одно горе благодаря еврейской девушке по имени Ребекка.Несмотря ни на что, в целом год был неплохой.

Немного истории, прежде чем мы вернемся в Дельфино: Через месяц после моего 22 -го дня рождения тетя Джеки и дядя Уильям устроили вечеринку в своем доме в Вестчестере. Я страдал от обычного — громкого джаза, гостей, отчаянно ищущих подставки для напитков, потому что каждый предмет мебели известен своим дизайнером, — пока тетя Джеки не загнала меня в угол между креслом Рам и диваном Хаммел.

Она спросила, слышал ли я новости о Саре, и я ответил, что слышал.Затем она остановилась, ее глаза покраснели, рука прижалась к груди. Она отвернулась.

«Я никогда не думала, что Сара действительно захочет остаться на Териосе», — наконец сказала она. «Ее учителя вне себя. Ты понимаешь, что она пропустила три месяца занятий? » Она взяла стакан с проходящего подноса. Ее волосы — курчавые, непослушные — колыхались от кондиционера. «Мы с вашим дядей сейчас даже не знаем, кто наша дочь. Я никогда не должен был ее отпускать ».

Идиотски сказал: «Ну, не вини себя.”

«Но я делаю ». Она вздохнула и отпила. От ее губной помады на ободке стекла остался полумесяц. «Она была убедительной. Очень убедительно. В этом смысле она похожа на своего отца. Она пообещала, что не больше трех недель. Открытки каждую пятницу, пообещала она. Как я мог быть таким легковерным? » Она прочистила горло. «У меня такая головная боль, а на ступне пульсирует . Как дела у твоей матери? Она все еще злится, что мы не добрались до твоего выпуска? Я бы хотел, чтобы у нас было время.Но Уильям решил устроить благотворительный обед, а мне оставалось всего восемь недель до операции на лодыжке. Как вы, наверное, слышали, были сложности. Ничего опасного для жизни, хотя позже мне сказали, что все могло так качнуться. Ампутация упоминалось, хотя и кратко. Я виню в этом стресс ». Она схватила меня за руку. «Вы получили корзину с фруктами, которую мы прислали?»

«Это было замечательно.»

«Ты всегда любил фрукты, с детства. Мне нужны пятна , ты говорил.А вот и Уильям. Очень хороший. Нам нужно кое-что спросить.

Он пошатнулся, сжимая хайбол, тяжеловесно, тяжело дыша, как я представлял себе, как будет двигаться старый медведь. Его рука обняла мою.

«Нравится вечеринка?»

«Восхитительно, — сказал я.

«Это креветки из штата Мэн». Он тряхнул льдом в стакане. «Отправили его сегодня утром».

«Свежий», — сказал я. «Очень свежий».

«Ты работаешь в эти дни?» он спросил.

«Аптаун».Я жду столики «.

Тетя Джеки нахмурилась.

«Это временно», — добавил я. «И это французский ресторан. Очень шикарный. Пускают собак.

Она закрыла глаза и потерла лоб. «Это напоминает мне время, когда вы с Сарой ходили на рыбалку с нашего дока. Ты помнишь то лето? У тебя было сломано запястье. Или это была Сара? »

«Я полагаю, Джеки рассказала вам новости», — сказал дядя Уильям.

«Она сделала», — сказал я.

Тетя Джеки снова похлопала меня по руке.«Я помню, мы купили этот ужасный батут. Через шесть недель запястье Сары зажило. Даже сейчас он все еще щелкает ».

«Есть десятки островов, — сказал дядя Уильям, — но, к счастью для нас, Сара выбрала самый маленький. Начальник полиции сказал мне, что видел, как она возилась на синем мопеде. Без шлема. Босиком. Носить верх от купальника. Разве это не что-то? Один кусок гравия, и эти красивые ножки уже не такие красивые.

Я кивнул, попытался превратить это в пожатие плечами, но сдался и отодвинул свой стакан.Дядя Уильям наклонился ближе; от него пахло одеколоном и виски, сардинами и потом.

Он пошел дальше. «Как вы думаете, какая репутация у семнадцатилетней девушки, которая катается по городу босиком, в топе от купальника? Как вы думаете, она известна своей культурной проницательностью? За ее разговорные навыки? »

«Она такая молодая, семнадцать», — сказала тетя Джеки. «Некоторые из ее мнений настолько абсурдны».

Дядя Уильям понизил голос. «Между нами, я не уверен, что она цела.Понятно? »

«Да».

«Итак, вы понимаете, насколько серьезна эта ситуация».

«Я начинаю».

«Синий мопед». Тетя Джеки проглотила остаток напитка. «Она могла позволить себе хотя бы одну из этих крошечных иномарок. Что-нибудь более безопасное. Что-то … не знаю. В комплекте ».

«Не могли бы вы ее перерезать?» Я попросил.

Тетя Джеки нахмурилась. «Отрезать ее?»

— Я имею в виду, заморозить ее аккаунт.

«Зачем нам это делать?» — сказал дядя Уильям.

«Ей придется вернуться домой».

Он тяжело дышал. «Вы предлагаете, чтобы мы бросили нашу дочь? Что мы перерезаем ей спасательный круг? »

Его вопросы возымели желаемый эффект; Я отпил свой напиток.

«Достаточно плохо, что мы не знаем, какая медицинская помощь доступна в Греции», — сказал Джеки. «Наличные деньги — это вопрос безопасности».

Затем дядя Уильям сказал: «Джеки и я хотели бы, чтобы вы посетили Териос как представитель семьи. Вы идеальный кандидат: Сара доверяет вам, мы доверяем вам, и у вас есть опыт жизни за границей.Где это было снова? »

«Париж», — сказал я.

Тетя Джеки улыбнулась. «У Парижа самые замечательные сигареты».

«Я бы предоставил вам место для проживания», — продолжил дядя Уильям. «И щедрые суточные. У вас будет достаточно времени, чтобы насладиться пляжем, пофлиртовать с местными жителями — чем бы сейчас ни занималась молодежь. Думайте об этом как об отпуске. Когда вы в последний раз видели Сару? »

«Восемь лет. Сомневаюсь, что она меня узнала.

«Конечно, будет.Ты всегда был ее любимым кузеном. Он схватил меня за плечо и сжал. «Я уверен, что ваш французский ресторан меня поймет».

Я знал Сару только маленькой девочкой, ребенком, который существовал исключительно летом: голубоглазая, светловолосая, тонкая, как палка, с высоким голосом и шершавыми коленками. Я вспомнил, что она страдала от ночных кошмаров, она боялась темной воды, всего, чего не могла видеть на дне, и ее язык постоянно был окрашен в пурпурный и оранжевый цвета из-за бесконечного запаса фруктового мороженого, которое тетя Джеки хранила в огромном пластиковом мешке. в подвале морозильная камера.Но когда я стал старше, Сара стала не чем иным, как именем со стороны семьи, которую мы редко видели, появившись на свет лишь на то время, которое было достаточно для того, чтобы предоставить обновленную информацию. Сара играет Рапунцель в школьной пьесе. Сара сломала ногу, катаясь на лыжах. Сара пропустила два класса.

Учителя считали ее вундеркиндом с семи лет. Ее скульптура «Яблоко, нанесенная на стекло» была приобретена галереей Ротберга и дебютировала в день ее десятилетнего юбилея. Семья Лоу прислала нам комбинированное приглашение на вечеринку по случаю дня рождения и открытие галереи, которое моя недавно овдовевшая мать вежливо отклонила.

Сара получила рецензию в The New Yorker позже в том же году. Я приклеил его к дверце нашего холодильника, где он и остается, пожелтевший и скручивающийся, с пятнами от воды и пятнами от еды:

Когда Ичиро Охи, недавно посетивший Нью-Йорк для первого публичного просмотра серии литографий о Никите Хрущеве, увидел скульптуру Сары Кэтрин Лоу «Яблоко, пронзенное стеклом», он заявил: «Это либо работа безудержного гения, либо ребенка. сделал это и ставит нас всех на место.Самая ранняя работа Сары Лоу, «Сгорбленная женщина со свечой», была названа «Роден с кокетливым подмигиванием». Apple Impaled On Glass можно увидеть в галерее Ротберг…

Сара прислала нам открытку, когда училась на первом курсе, после ежегодных каникул Лоу на Гавайях. Она наклеила фото на себя, лежа на песке спиной. На ней был белый верх от купальника, ее голова парила в пучке светлых волос. Фотограф — судя по огромному силуэту, я догадался, что это был дядя Уильям, — отбросил тень на живот Сары.Позже на той неделе я поймал себя на том, что смотрю на фотографию, читаю, перечитываю, постукивая краем карточки на кухонном столе. Сара написала тонким черным маркером одну фразу не на обратной стороне открытки, а на лицевой стороне, поперек своих загорелых ног:

Хотелось бы, чтобы вы были здесь, но тогда его не было бы «здесь», не так ли?

Через две недели после вечеринки я уволился с работы, достал свой блокнот и полетел бизнес-классом в Афины. Незаконченный роман умолял прийти.Это был бесполезный жест — если бы кафе и долгие прогулки в сумерках по Сене не работали, то жирноволосые торговцы и вонь рыбы были бы последним ударом шпате во все, что осталось от сердца моего писателя. Греция уже не та, что когда-то была для художников — назовите меня хоть одним заслуживающим внимания автором в честь Менандра.

Из Афин я сел на паром до Териоса, деля скамейку на носу корабля с тремя толстыми американцами, все они пили пиво из зеленых бутылок и плевали оливковыми косточками на чаек, плывущих в воздушных потоках.Дядя Уильям подарил мне квартиру в городе — маленький белый лепной куб на вершине продуктового магазина с кухней, выложенной бирюзовой мозаикой. Я купил бутылку узо и поставил ее в морозилку рядом с пинтой клубничного мороженого. Это стало моим завтраком: рюмка узо, миска мороженого. Иногда я писал паршивые стихи, сидя во внутреннем дворике. Я плавал в океане, загорелся карамелью и безрезультатно флиртовал с местными девушками.

После недели этой ерунды я нашел Сару. В пятницу днем, прогуливаясь по деревенской площади, гудевшей от четырех рюмок абсента, купленных для меня громким немцем, я наткнулся на дорожку мопеда.Он свернул с визгом шин. Я выкрикнул проклятие. Потом я узнал ее: длинные светлые волосы, высокие скулы, фальшиво-наивное поведение в виде широко раскрытых глаз и надутых волос, вызывающих раздражение; она приковала синюю «Веспу» к фонарному столбу возле церкви Корякос и, заправив шлем в сгиб руки, неторопливо пошла по переулку. Я потерял ее среди лоскута и плети висящего белья. Гротескная старая гречанка смотрела на меня из-за двух ставен. Я помахал старухе. Она не махнула в ответ. Я подавил желание поднять камень и ударить ее между глаз.Ο πολιτισμός καθιστά όλα τα άτομα ευγενή; Я предполагаю, что у Менандра были те же побуждения.

В течение следующих нескольких дней я видел мопед Сары повсюду: на северном пляже, возле ювелирных киосков, где продавались кольца, которые отслаивались золотом, когда их царапали, припаркованные возле Дельфино и за кинотеатром, где проходил фестиваль Алена Делона. Я обнаружил, что наши квартиры находятся в пределах видимости — пара биноклей показала, что Сара предпочитает апельсиновый сок с добавлением водки. Я с гордостью признаю, что не сканировал ее спальню в вечерние часы, и я не обращал внимания на различных мужчин, загорающих в ее патио, склонив подбородки к утреннему свету, а сигареты болтались между пальцами.Все они были на десятки лет старше ее. В этом нет ничего удивительного.

Я ждал и смотрел, наконец решив сделать свой ход в среду вечером. Я последовал за Сарой в Дельфино. Она сидела в дальнем углу одна, курила тонкую сигарету и ковыряла тарелку хорты. Я просто подошел к столу и сел.

Она затушила сигарету и улыбнулась одним из тех коротких коротких губ, которые позволяют понять, что тебя терпят только потому, что это вежливый поступок.

«Нико видел тебя», — сказала она.

«Нико?»

«Вчера он загорал и сказал мне, что за нами смотрит в бинокль какой-то мужчина. Знаешь, у тебя не единственный бинокль на этом острове.

Я кивнул, гадая, сидит ли рядом Нико. После быстрого осмотра комнаты я спросил ее, есть ли у нее еще сигарета. Она предложила мне пачку.

Мы двое задыхались, дым клубился над нашим столом. Я сказал: «Вы можете догадаться, почему я здесь.”

«Чтобы привести меня домой».

«Честно говоря, я не знаю, как это сделать. Твой отец …

«Вы имеете в виду, что он не писал для вас речи?» Она сорвала оливку со своей тарелки. «Я удивлен. Он очень хорош в речах ».

Я вытащил из кармана рубашки сложенную бумагу. «Он посоветовал мне читать все, что я хочу».

«Дайте мне, пожалуйста».

«Я не думаю, что он обязательно хотел, чтобы вы читали…»

Она протянула руку. «Давай.”

Я колебался; она схватила письмо и откинулась назад. Через несколько мгновений она вздохнула, смяла газету и бросила на стол.

«Итак, у меня осталось две недели», — сказала она. «Прежде чем он закроет мою учетную запись».

«Я не думаю, что он блефует».

«Может, одолжишь мне немного денег».

«Зачем мне это делать?»

«Потому что я могу заниматься проституцией. На этом острове нет недостатка в мужчинах, которые хорошо заплатили бы за ночь с семнадцатилетней американской девушкой.Особенно блондинка.

Я засмеялся. «Ты врешь.»

«Я? Может быть. Однако эта идея пришла мне в голову «. Она затушила сигарету и отодвинула тарелку. «Хотите пойти на прогулку?»

Я сделал долгую затяжку, позволяя дыму вытекать из уголка рта. В то утро, в бинокль, лежащий на маленьком мраморном столике, клубничное мороженое, тающее на белом солнце, я сочинил стихотворение, по общему признанию, слишком байроническое (О! Это мы всегда рвались / Как влюбленные на рассвете / Когда наверняка наступит ночь мимо / Когда луна зевает в последний раз), но это вернуло воспоминания о Ребекке, той, которая разбила мне сердце.У нее были какие-то еврейские черты, из-за которых ее лицо выглядело так, как будто оно застыло в расплаве — покатый нос, грустные глаза, опущенные губы, — но она хорошо ладила с детьми и играла на скрипке. Я подумывала о браке. Ее родители меня презирали.

Мы с Сарой пошли к океану, спускаясь с крутого обрыва, когда кактусы ткнули меня в лодыжки. Мы добрались до пляжа, и я расстегнула рубашку, позволяя ветру сушить мои подмышки. Рыбацкие корабли светились в океане гирляндой огней.Сара попыталась закурить еще одну сигарету и сдалась. Она убрала прядь волос с лица.

«Хотите увидеть братскую могилу?» она сказала.

«Братская могила?»

Шли вдоль прибоя. «Это с войны», — сказала она. «Сто тридцать семь итальянских солдат. Греческая армия использовала пулеметы и просто оставила их там. Они отмечают это событие каждый год ». Она пальцами ног вырвала ракушку из песка, поднесла к руке, осмотрела и выбросила.«Нико говорит, что здесь обитают привидения».

«Так ты это видел?»

«Все тела — просто белые кости». Она указала на мыс дальше по берегу. «Это на вершине скалы. Некоторые приносят свечи ».

«Я никогда не видел скелета», — сказал я.

«Они красивые. Если вы можете забыть о том, что раньше они были настоящими людьми ».

Мы прошли еще ярдов пятьдесят, затем снова взобрались на утес. У ограждения я протянул руку, но Сара перепрыгнула через перила.Она споткнулась и втянула воздух сквозь зубы.

«Черт возьми». Она схватила меня за плечо. «Боже мой, это действительно больно».

Я встал на колени и держал ее за лодыжку. После нескольких тычков — я понятия не имел, что делаю — я поднял глаза. «Вы можете переместить это?»

Она повернула ногу. «Маленький.»

«Нам вернуться?»

«Нет.» Она взглянула на океан. «Осталось всего несколько минут».

Мы нашли его в тени кипарисов, в темной лощине, окаймленной лунным светом.Сара достала из кармана пару свечей и зажгла их; Я отбросил старую пивную бутылку. Было трудно что-либо увидеть — руку, ботинок, может быть, череп. Клянусь — хотя это могло быть мое воображение, — что недалеко от могилы заблеял козел.

«Что вы думаете?» спросила она.

«Слишком темно. Это винтовка? Или лыжная палка? »

«Днем лучше. Вы можете видеть выражение лица черепа.

«Я не осознавал, что у черепов есть выражения».

«Ну, они есть.Она перевернула свечу и смотрела, как капает воск. «Нико говорит, что в Афинах есть галерея, которая хочет две мои работы. Мне не показали контракт или что-то в этом роде, но Нико говорит, что он будет в конце месяца ».

«Кажется, у него хорошие связи».

«Он знает всех в Афинах».

«Так ты можешь взять себя в руки».

«Таков план».

«Хороший план».

«Ты правда думаешь?» Она подперла подбородок ладонью. «Я думал, ты собираешься сказать мне, что я наивен.”

Я присел на краю могилы. «Может быть вы. Здесь неплохо быть наивным. Лучше здесь, чем в Вестчестере. Однако я не уверен, что вы будете делать за деньги. Ваш отец кажется серьезным.

«Я не люблю своего отца».

«Я понял».

«А мама бесполезна. Она все время говорит, но ничего не говорит. Тебе нравится твой отец? »

«Я сделал. Он умер.»

«Ой». Она на мгновение опустила взгляд. «Я забыл. Мне жаль.Она вытащила косяк из кармана. «Заинтересованы?»

Меня не забивали камнями с выходных в Лионе, когда молодая пара — представьте себе высокого веселого парня с галльским носом и его столь же распутную девушку с широким декольте цвета обезжиренного молока — похвалила мою шляпу, пока я сидел. с блокнотом в руке перед вокзалом Сен-Поль. Мы обсудили римский модерн, а затем прокрались за общественные туалеты. Час спустя я съел слишком много пирога с брокколи и меня вырвало на углу улицы Сен-Жан, рассчитав это так, что прямо перед тем, как меня вырвало, я заявил: Voici ce que je pense d’Alain Robbe-Grillet.

Мы курили. Сара что-то напевала в минорной тональности, держа в одной руке свечу, а в другой косяк. Я схватился за ветку кипариса и провел пальцами по иголкам. В лунном свете наконец-то был виден жесткий ботинок, обернутый вокруг кости ноги. Я решил, что это Антонио Фигарелли. Из Палермо. Сын каменщика, а еще лучше сапожника. В тот день, когда Антонио получил приказ о выступлении, его отец — невысокий мужчина с черными пятнами лака на ногтях — сшил ему эти ботинки. Он зарезал теленка и выделил его шкуру, помолился святому покровителю первенцев итальянских сыновей, чтобы Антонио вернулся домой героем, и сшил св.Медальон Мориса в правом подъеме. Спустя несколько недель Антонио пережил ракетный обстрел на границе с Албанией; воскресным утром он убил снайпера в горной деревне. В ту ночь он написал родителям. Письмо было примерно таким:

Дорогой папа,

Это был тяжелый месяц. Мы потеряли пятьдесят три человека за две ночи продолжительного обстрела греческими войсками. Я держал друга на руках, когда он умер. Его звали Нико, он был из Марсалы.Признаюсь, его смерть наполнила меня яростью — я напился крови, как сказали бы старые греки. То есть я не мог дождаться мести. Это пришло ко мне сегодня утром.

Мы разбили лагерь у подножия гор Пинд, в тени монастыря в фермерской деревне. Козы повсюду. Мои друзья используют их для тренировок по стрельбе. Во время завтрака кто-то выстрелил в нашего второго лейтенанта, и мы подумали, что это был фермер, пока я не увидел, как солнечный свет сияет на вершине монастыря. Я подбежал к башне и поднялся по лестнице.На колокольне я нашел его — маленького человечка с большим ружьем, стоящего на коленях у окна, с сигаретой во рту. Я отшвырнул винтовку и потребовал, чтобы он назвал мне свое имя. «Константин», — сказал он. Я повалил его на землю и душил, пока он не перестал двигаться. Затем мы заперли монастырские двери и бросили в окна факелы. Крики были ужасными.

Кроме того, я думаю, что осколок застрял в моем правом ботинке. Завтра я вскрою подъемник и посмотрю, смогу ли я его выкопать.

Любовь,

Антонио

На следующее утро мы с Сарой встретились на северном пляже. Солнце было ярким. Она хромала в парусиновых туфлях и белом бикини. Я не мог поверить в взгляды, которые она вызывала у этих развратных греков, как будто они никогда не видели семнадцатилетнего мальчика, хромающего в прибое. Было много других молодых женщин, которым можно было любоваться, худых девушек с густыми оливково-черными вьющимися волосами, которые лежали на одеялах, курили, смеялись, щипали своих парней.Я подумал о Ребекке.

Сара присела в воде на корточки и выдернула из песка кусок дерева. «Я обедаю с Нико. Если хочешь, можешь присоединиться к нам ».

«Может быть. Меня беспокоит живот ».

«Ты сегодня звонишь моему отцу?»

«Я хотел отправить телеграмму».

Она перевернула дрова, осматривая с одним закрытым глазом, затем отбросила их обратно. «Что ж, не забудьте попрощаться перед отъездом».

«Я думал, что могу остаться.”

Это ее взволновало. «Действительно? На сколько долго?»

«Начну с месяца».

«У вас достаточно денег?»

«У меня есть сбережения». Это было правдой. «Я мог бы продать несколько историй. Некоторым редакторам из Нью-Йорка это интересно ». Это была ложь — какие редакторы? Для каких журналов? Что еще более важно, я не заканчивал рассказ больше года.

«Вы могли бы читать на одной из моих художественных выставок». Она посмотрела на меня, прищурившись. «Я не знаю, чем занимаются писатели, но…»

«Я буду польщен», — сказал я.

Я положил руки на бедра и выглянул наружу. Сара встала. Волна ударила нам по ногам.

«Вы исследовали другие острова?» Я попросил.

«Только Санторини». Она ковыляла в прибое.

«Нам нужно на Иос», — сказал я. «Менандр отдыхал там».

Я согласился встретиться с Сарой и Нико за обедом в тот же день и прождал час на ступенях церкви Корякос, прежде чем сдаться. Я вернулся в свою квартиру и наблюдал, как уборщица обыскивает крыльцо Сары.В ту ночь — полная луна, теплый ветерок, почти то же самое — ее квартира оставалась пустой. На следующий день я пообедал в Дельфино, допил бутылку вина и тарелку долмы из виноградных листьев и, спотыкаясь, вернулся домой, представляя Ребекку с новым любовником — возможно итальянцем — они вдвоем едут по Риму на мопедах и шарфах. развевается на ветру, целиком. Затем я представил ее на Териосе в длинной серой юбке, которую окружают мрачные греки, идущей под кипарисовыми деревьями, пока козы блеют.

Три дня спустя я вернулся в Нью-Йорк, прося свою старую работу в ресторане. Босс даже повысил мне зарплату, возможно, впечатленный моим континентальным загаром. Я раскопал наполовину законченный роман и написал еще пять страниц в течение месяца, подоивая музу несколькими косяками, купленными у одного из моих коллег, разведенного мужчину средних лет, шепелявого и запачканного воротничка. Я рассказал историю о греко-итальянской войне и начал встречаться с девушкой, которая танцевала для нью-йоркского балета.

Сара, насколько мне известно, все еще находится на Териосе, хотя ходят слухи — мрачные и почти радостные, — что тетя Джеки и дядя Уильям не получали от нее известий уже несколько месяцев.Я не знаю, чему верить. Я действительно знаю, что Сара никогда не поддастся этому самому шаблонному финалу, инженю, идущую в гневные воды в ожидании лаокоонской судьбы. Я предпочитаю вспоминать ее с нашего последнего утра вместе. Она вошла глубже, раскинув руки, запрокидывая голову, пока ее волосы не развевались, как морская трава. Девочки на пляже щипали своих парней, старики глазели — неуместно описывать что-либо еще, хотя я видел, как отец тащил свою маленькую девочку на плоту, девочка кричала, отец решил скрыть свою радость.

__________________________________________________________

МИКА НАТАН — выпускник программы МИД Великобритании. Его последняя книга «Ублюдок Джек и другие истории» будет доступна в июле 2012 года.

Pastis, идеальный аперитив для ленивых летних дней

«Некоторые из первых барбадосских ромов имели аромат аниса — это было в 1640-х годах», — сказал г-н Вондрич.

Сегодня вы можете увидеть свидетельства популярности анисовых спиртов в ливанском араке, турецком раки, греческом узо, итальянской самбуке и, конечно же, во французских пасти.К этому списку г-н Вондрич добавляет махию из Марокко и чинчон из Испании, духи, с которыми я еще не знаком.

Невозможно говорить об истории анисовых спиртов без упоминания абсента, гламурного, демонизированного напитка, принятого богемами belle epoque, как настоящими, так и будущими.

Консерваторы и сторонники запрета возглавили запрет на производство абсента в начале 20 века, потому что, по их мнению, один из его ключевых ингредиентов, полынь, вызывает галлюцинации и другие проблемы со здоровьем.К началу 21 века производство абсента снова стало легальным, поскольку стало ясно, что отравление алкоголем из-за содержания алкоголя в спирте от 50 до 70 процентов является гораздо более вероятной причиной для беспокойства, чем галлюцинации.

Первоначально компания Pernod производила абсент. Когда он был запрещен, из него стали готовить пастис с более низким содержанием алкоголя и без полыни.

Абсент с его смесью многих трав намного более горький, чем пастис, что объясняет традиционный ритуал капания воды через кубик сахара в стакан, содержащий спирт.Сегодняшние анисовые спирты сами по себе в разной степени сладкие, поэтому добавлять сахар не нужно. Современные абсенты, в этом отношении, также больше не нуждаются в сахаре, однако, если вы планируете выпить абсент пастис, добавляйте воду как минимум в соотношении пять к одному, а не четыре к одному.

Я редко видел пасти, используемые в коктейлях, особенно с тех пор, как возрождение абсента устранило необходимость использовать заменители пасти в коктейлях, таких как Sazerac, которые исторически готовились с абсентом.Но г-жа Юстиниани из Pastis говорит, что в последнее время люди заказывают Pastis Tomates, пастис с небольшим количеством сиропа гренадина, залитого водой.

Летний горшок радости (фаршированные летние овощи)




Окунув ноги в бирюзовую воду Эгейского моря, я подумал о Мире. «Нет ничего, что не могло бы вылечить морская вода, соль и солнечный свет», — говорила она. В своей книге это чудо-лекарство применяет ко всему, от порезов и синяков, высыпаний, царапин и ран до воспаленные пазухи и недуги сердца.Моя мама любила море; она верила в это. Это первые летние каникулы с тех пор, как она ушла и это трудно не вспомнить.

Мы остановились в небольшом, семейный отель на пустынном южном берегу Пароса. встречает море, вдали от толпы, модных ресторанов, баров и ночные клубы, вдали от туристов и от всего. Наш отель находится на участок ничейной земли за деревней Дриос, на длинном пляже золотого песка. Мы засыпаем и просыпаемся под звуки моря.

Наши пляж пуст. Мы находимся в эпицентре долгового кризиса Греции. Греческие банки закрыты. Многие греки не могут позволить себе отпуск, многие иностранцы туристы отказались от своих планов, и у меня все золотые пески сам. Как бы я ни дорожил ощущением того, что у меня все это есть, я молюсь, чтобы пришла толпа. И я молюсь, чтобы море и соль — свое мощное лекарство, потому что эта страна и ее людям тоже нужно исцеление.

Каждое утро, как только я просыпаюсь, я бегу на пляж в пижаме и купаюсь.Мисс Пейн и доктор Ви все еще спят, что даровало мне час или два полной тишины и полной свободы; это только я, мои мысли, пустой пляж и долгое плавание. Это раннее утреннее купание — квинтэссенция отпуска на уединенном пляже. Это медитация, ритуал, то, что заставляет меня работать в течение дня. Раннее утро — время, когда море все еще цепляется за последние объятия холодных ночных ветров, и требуется немало мужества, чтобы погрузиться в воду; брызги холода болезненны, но именно этот акт храбрости сохраняет бодрость и бодрость.Свежесть остается внутри вас, и вы носите ее в течение дня как щит от неумолимой жары Киклад.

Когда купание закончилось, я сажусь на веранде наш отель и ждать, пока проснется остальная банда; они штурмуют на завтрак со скоростью света и еще быстрее теряют к столу греческих деликатесов и вкусностей местного производства: йогурт, мед, домашние джемы и греческая выпечка, фета, арбуз и помидоры, почти фруктовые по сладости.

Мы провести день на пляже, ничего не делая. Ничего не делать состоит из сидит рядом с кустом розмарина и слушает Криса Исаака. Делает ничего не чувствует себя хорошо. Все это! Иногда, когда нам надоедает ничего не делаем (что случается редко) или когда мы обжигаемся тепла (более вероятный сценарий) мы едем в небольшой рыбацкий порт Наусса и наблюдайте, как рыбаки ремонтируют свои сети или работают над сортировка улова дня. Работают медленно и методично, как будто управляются жарой, их движения размерены и неторопливы, а кажется, что на выполнение этой задачи уходит вечность.Тем не менее, прежде чем мы даже Поймите, каждая рыба попала в предназначенный ей контейнер. Кроме осьминогов; один за другим тщательно ополаскивают осьминогов в ведре с морской водой, а затем повесьте их сушиться на длинном деревянном шесте. рядом с лодкой, пока осьминоги не встретят горшок. Издалека полюс и осьминоги выглядят как красивый, причудливо текстурированный, племенной ожерелье, от которого слезятся наши умы и рты, а аппетиты одичал. Жарко и никому не хочется есть, но, эй, кто? могу сказать нет небольшой порции осьминога, свежевыловленного и свежего от гриля, поэтому мы садимся в ближайшую таверну и заказываем тарелка, чтобы поделиться.Так как мы уже за столом, заказываем распространяется, потому что они так хорошо сочетаются с обугленным осьминогом. И мы закажите тарелку гуны, потому что это единственный в своем роде местный деликатес в Науссе, и как можно отказаться от возможности попробовать редкие и необычная еда. Гуна — это скумбрия, расколотая (представьте себе курица с запеканием), иногда присыпанная зеленью, а затем оставленная на на солнце, чтобы высохнуть (подумайте о вяленых помидорах). После высыхания рыба на гриле и подается с долькой лимона.А поскольку мы говорящие деликатесы, заказываем жареные сардины, утренний улов, крохотный, хрустящий и все еще ароматный морем. А так как рыба не может ценится без вина, заказываем кувшин местного белого и праздник распадается.


Иногда вместо Науссы мы едем в крохотную горную деревню Лефкес. Лефкес — это место, где воздух ароматен розмарином, шалфеем, тимьян и олеандр, где повсюду щебечут птицы и сверчки громче людей, место, где сидят старушки пороги и чистые зеленые бобы для салата, а двери синее, чем в любую точку Греции.

Я захожу у церкви на деревенской площади и зажигаю три свечи. Один для Миры, один для ушедших, один для живых. Мисс Пейн присоединяется ко мне, она на цыпочках идет в темноту, берет свечу и нежно ее целует. И после этого ритуала мы покидаем церковь.

Площадь у церкви усеяна небольшими тавернами, покрытыми бугенвиллиями. Таверны почти пустые, туристов нет, только мы и пара местных. Мы садимся, заказываем холодную узо, фраппе и пахлаву и теряемся в та тишина, которую может только полдень в греческой деревне производить.

Узо … Немезида моего детства. Это один из любимых папин напитков, поэтому всякий раз, когда семейный отдых приводил нас в Грецию, мы с Мирой страдали обильно, потому что мистер Стэн использовал любую возможность, чтобы заказать стакан узо, и его тяжелый, чересчур сладкий аромат аниса преследовал нас куда бы мы ни пошли. Я корчил рожи, пока мама угрожала отправить мистера Стэна в отдельную спальню, утверждая, что его кожа источает анис. «Вы двое не следует жаловаться, — защищался мистер Стэн, — если это было хорошо для монахов Афона это должно быть хорошо для вас.Кроме того, это помогает отгонять комаров ». Вкус узо возникает не от природы, это приобрел вкус, но когда человек сидит в устаревшей греческой таверне, под балдахином из бугенвиллий, глядя на оливковые рощи в расстояние, окруженное дрожью остаточного тепла и всепроникающее чувство древности, начинаешь понимать узо.



Мы возвращаемся «домой» ближе к вечеру, чтобы «пообедать», где они подавать нам домашние блюда и дневной улов.Мусака, имам байилди, пастиччо, жареный картофель с лимоном и фаршированные овощи на столе с осьминогом, тушенным в медово-томатном соусе, жареные сардины и мидии, приготовленные в собственном рассоле, соленые и сладкие в то же время и слегка лимонный. Все безумно вкусно, но в большинстве случаев это обычные старые фаршированные овощи. после. Каждый день, приходя на обед, приходит новый, другой горшок из кухня. Фаршированные помидоры. Фаршированный перец. Фаршированные кабачки.Фаршированные капуста. Долмы. Каждый день новый овощ, тщательно его внутренности вычерпаны, оставшаяся скорлупа наполнена мясом и рисом и запечена медленно, пока все не тает и только сладость останки. Нам не может хватить этого горшка, независимо от того, какой овощ населяет его, и мы не можем решить, какие овощи нам нравятся больше всего.

Это В такую ​​кухню легко влюбиться. И я всегда так делаю. Греция — это место, где кухня моих предков встречается с ароматами средиземноморский.Место, где встречаются два или три основных ингредиента и сияют своей простотой. Место, где фета встречается с оливковым маслом и бараниной встречается с лимоном, место, где каждый укус несет в себе крошечный кусочек Солнечный свет. Каждый раз, когда я еду в Грецию, я ем очень хорошую еду. Нет как в Michelin-star-good, но как в your-mom’s-kitchen-good, like Ты умер и попал на небо хорошо, как куриный суп для души, например, завернуться-в-одеяле-и-сесть-на-диване-хорошо. Греки являются единственной страной в мире, которая пережаривает мясо и переваривает их овощи, но они по-прежнему восхитительны.В Греции все прощен.

Греция чувствует себя как дома. В Греции всегда так. Из-за своих людей. Из-за их мышления и образа жизни. Их доброта и иногда острый край. Их приготовление. Из-за греческих сельскохозяйственных земель и поблизости небольшие рынки под открытым небом. В Греции можно найти именно такой вид суровости, которая лежит глубоко в почве Балкан Полуостров; суровые, но щедрые, на протяжении веков бедные балканские земли производили сладчайшее лето производить можно было бы найти.Неудивительно, что мы сражаемся за горшок с фаршированные овощи, это означает H-O-M-E и C-H-I-L-D-H-O-O-D и W-A-R-M-T-H, как никакое другое блюдо.




Кастрюля с фаршированными овощами, или Летний горшок радости, как любит мой папа называть это. Мой папа — мастер фаршированных овощей. Он Гуру, Джедаи, самураи и ведущий мировой специалист по чучелам овощи. И это отнюдь не маленькое достижение, потому что повара из Османской империи, которые любили начинить свои овощи мясного фарша и риса, на протяжении веков распространяли свою любовь на все территории, которые они занимали, и сегодня каждый повар и каждая семья в Балканы соревнуются на арене фаршированных овощей.Все мы знаем о долмах и голубцах. Фаршированный перец и цуккини — это является основным продуктом кухни Греции, Сербии, Хорватии, Боснии, Болгарии и Македония. Но почему-то, несмотря на их страсть к фаршированным овощам, Балканские повара редко объединяют все овощи в одной кастрюле. Что вызывает недоумение, ведь в разгар лета, когда помидоры, перец и цуккини самые сладкие и ароматные, долгие медленное кипячение в одной кастрюле создает ароматическую бомбу, которую немногие блюда могут превзойти. И это путь к совершенству овощей, что-то, что мистер.Стэн обнаружил очень давно. Как только он понял это, он не мог позволить этому идти, и по сей день в течение всего лета мистер Стэн хотя бы раз готовит это блюдо. неделя. Решив сделать это, он хватает свою плетеную корзину и бежит. на фермерский рынок, где он вручную отбирает самый идеальный перец, кабачки, помидоры и капуста. Он тоже отбирает мясо вручную, не слишком тощий, не слишком жирный, и мясник тут же его измельчает. Однажды он вернулся на кухню, мистер Стэн все утро готовит горшок.Я так хочу, чтобы вы попробовали плоды его труда, потому что однажды вы пробуете фаршированные овощи из котелка разнообразных овощей, этот одинокий фаршированный перец уже не будет прежним.

Неудивительно, что фаршированные овощи — наше любимое блюдо на Паросе. Мы медленно смакуем их в тени веранды отеля; иногда мы берем их с собой на пляж, где делим тарелку под лучами позднего полуденного солнца, золотистого и мягкого. Время от времени, чаще всего, мы с моим хорошим другом Ахиллесом участвуем в горячих спорах о том, чья семья делает лучшие в мире фаршированные овощи.Ни один из нас не может это отпустить, потому что в наших странах (я из Сербии и Ахиллеса, как вы могли догадаться, из Греции) превосходство в отделе фаршированных овощей является вопросом первостепенной важности. У меня есть фотографии долм мистера Стэна и его золотых цуккини на моем iPhone, и я гордо и победно машу ими Ахиллу в лицо, но он все еще не двигается с места. «Доказательство тому — пудинг, — говорит он, — и ты должен приготовить их для меня в Городе, и я должен попытаться заставить их поверить тебе.«Взамен я достаю еще немного фото-оружия, но не могу не согласиться с ним втайне. Рецептов фаршированных овощей столько, сколько поваров на Балканах. Из одних получаются глубоко карамелизованные овощи, хрустящие после долгого запекания, в то время как у других овощи мягкие и мягкие, залитые их собственным сладким соком. Некоторые из них ароматизированы орегано, некоторые — летними пикантными блюдами. Каждая семья на Балканах готовит фаршированные овощи по-своему; эти горшки пропитаны душами их предков, их духами и характерами.У каждого горшочка есть своя история, и независимо от рецепта, все они прекрасны на вкус.

Отполировав тарелки и восстановив энергию, мы остаемся на пляже до позднего вечера, бегаем по воде, бросаем друг в друга песок, строим замки из песка и собираем гальку под пастелью кикладского заката. В закате есть определенный розовый цвет, который можно встретить только на греческих островах. Не совсем лососевый, не совсем розовый, с оттенком синего и сиреневого, но все же теплый.Он задерживается на некоторое время после захода солнца, а затем через мгновение исчезает в темноте. Прежде чем мы ложимся спать, я широко, очень, очень широко открываю дверь нашего балкона и приветствую ночное небо в комнате. Мы засыпаем под покровом звезд, закутавшись в простыни, пахнущие солью и водорослями. Четырнадцать долгих драгоценных дней. На острове, на пляже, у моря …

Летний горшок радости (фаршированные летние овощи)

* 4-5 твердых помидоров среднего размера
* 2-3 цуккини, желательно круглых или грушевидной формы
* 2-3 желтых тыквы, предпочтительно круглой или грушевидной
* 3-4 перца (я предпочитаю использовать кубанель или аналогичные перцы с более тонкой кожицей)
* 1 капуста среднего размера
* 2 маленькие желтые луковицы, мелко измельченные
* 2 фунт говяжьего фарша, 85% постного мяса
* 1 чашка короткозернистого риса
* 2 столовые ложки летних закусок
* 2 столовые ложки измельченной петрушки
* 1 чайная ложка сладкой венгерской паприки
* 1 столовая ложка универсальной муки
* 1 небольшой картофель, нарезанный ¼ ломтики толщиной в дюйм
* 2-3 стакана измельченных помидоров или густого томатного сока
* 2-3 столовые ложки подсолнечного масла
* соль и свежемолотый перец

Разогрейте духовку до 365F.

Сначала приготовьте начинку. В большой сотейнике нагрейте масло на среднем огне. Добавьте лук и обжарьте до полупрозрачности около двух минут. Добавьте говяжий фарш и перемешивайте, пока он не подрумянится. Приправить солью и перцем. Добавьте рис и перемешивайте, пока рис не покроется маслом, около двух минут. Снять с огня, добавить летний чабер и петрушку, хорошо перемешать и дать остыть.

Подготовьте овощи: i) Вымойте помидоры. Срежьте верхушки. Ножом обрежьте внутренности, отделите мякоть от кожи и вычерпайте мякоть.Зарезервируйте плоть. Оставьте один помидор целиком, кусочками вы будете использовать его, чтобы прикрыть вегетарианские отверстия. б) Вымойте перец. Вырежьте стебли и удалите семена, оставив отверстие размером от 1 до 1 1/2 дюйма. iii) Вымойте кабачки и кабачки. Вырежьте стебли и осторожно выдолбьте цуккини из конца стебля, надавливая на яблоко (или нож) и поворачивая его в мякоть, пока не получится большая полость. Убедитесь, что вы не проткнули цуккини снизу. Оставьте мякоть кабачка для другой цели.iv) Вырежьте сердцевину из капусты. Поместите капусту в большую кастрюлю с кипящей водой на пару минут, пока листья не отделяются. Ножом для очистки овощей удалите жесткие ребра с листьев, не повредив их. Для начинки вам понадобится около 10 крупных листочков. Оставшуюся часть капусты зарезервируйте. (Как вариант, вы можете вскипятить воду в чайнике, а затем залить капустой. Наружные листья начнут отделяться от кочана. Возможно, вам придется сделать это пару раз, пока не получите столько листьев, сколько вам нужно.)

Приготовьте большую голландскую духовку или запеканку — подойдет что-то вроде запеканки диаметром 16 дюймов: i) Используя чайную ложку, слегка засыпьте помидоры мясной смесью, убедившись, что осталось немного места для расширения риса. во время приготовления. Закройте отверстие круглым картофелем и положите помидоры в голландскую духовку вертикально. 2) Используя чайную ложку, слегка засыпьте цуккини и кабачки мясной смесью, убедившись, что остается немного места для расширения риса во время приготовления.Закройте отверстие кусочками помидора и положите кабачки вертикально в голландскую духовку. iii) Используя чайную ложку, слегка засыпьте перец мясной смесью, убедившись, что есть немного места для расширения риса во время приготовления. Закройте отверстие кусками капусты и выложите перец в голландскую духовку. iv) Положите по 1 1/2 столовой ложки мясной смеси на каждый капустный лист. Сложите бока и плотно сверните лист вдоль; заправьте свободные концы в аккуратный пакет и поместите его стороной со швом вниз в голландскую духовку.

Вылейте оставшуюся томатную мякоть и томатный соус (или сок) вокруг перца и залейте в кастрюлю примерно три стакана воды. (Овощи будут покрыты жидкостью примерно наполовину.) Присыпать овощи мукой, болгарским перцем и еще немного соли. Накройте овощи оставшимися капустными листьями (это предотвратит подгорание фаршированных овощей). Накройте кастрюлю крышкой и поставьте в духовку. Как только жидкость закипит, уменьшите огонь до 325F, снимите крышку и запекайте около полутора часов, пока овощи не станут мягкими и плавными в густой жидкости.(Время на самом деле зависит от многих факторов, от размера кастрюли, овощей, духовки, так что это действительно приблизительное руководство.)

Выньте кастрюлю из духовки, дайте ей остыть и подавайте. (А если вы добавите картофельное пюре, чтобы впитать оставшийся сок, вы будете в раю.)

Обслуживает 8-10

Страница не найдена | Hellenika

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ — HELLENIKA (GLOKAM PTY LTD)

Glokam Pty Ltd и связанные с ней лица (далее Hellenika) понимают важность конфиденциальности и конфиденциальности и хранят всю информацию о клиентах в строжайшей конфиденциальности.Hellenika приняла Политику конфиденциальности в соответствии с Национальными принципами конфиденциальности, содержащимися в Законе о поправке к конфиденциальности (усиление защиты конфиденциальности) 2012 года.

СБОР, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И РАСКРЫТИЕ ИНФОРМАЦИИ

Мы собираем от вас только ту информацию, которая необходима для нашей деятельности. Hellenika обязуется собирать информацию только законным и справедливым способом. Это означает, что мы никогда не будем необоснованно навязчивыми.

Мы собираем личную информацию о физических лицах:

  • от самих лиц через формы ответов, конкурсы, наш веб-сайт, переписку, включая электронные письма, и посредством устных сообщений.

Вам не нужно предоставлять личную информацию о себе, которая может быть запрошена нами, но без этой информации; Возможно, мы не сможем предоставить вам запрошенную вами услугу или информацию. Вся информация собирается для целей внутреннего маркетинга и не будет передана Hellenika третьим лицам, если не указано иное.

Мы собираем, храним и используем личную информацию:

  • для продвижения и маркетинга наших услуг
  • для внутренних бизнес-процессов, таких как исследование рынка; и если это требуется по закону
  • , чтобы доставить вам заказ подарочного сертификата по почте или электронной почте

Hellenika предоставит всем клиентам возможность отказаться от получения рекламных материалов в электронном или бумажном виде.

Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *